Сталинград (2013) — рецензия



Жирная точка
Федор Бондарчук, кажется, окончательно доказал, что он не умеет снимать кино. Ну, не получается, никак. После «9 роты» — это было ещё не совсем понятно. Дебют и сразу такая большая и сложная тема… После «Обитаемого острова» можно было предположить, что он оступился. Вторая картина, после неплохо принятой зрителем первой, — режиссер волновался, боялся опустить планку и в итоге перегорел. Но вот, вышел «Сталинград» и поставил жирную точку в этом вопросе. У Бондарчука нет способности к созданию художественного кино. Кроме непонятного комплекса гигантомании, проявляющегося в желании снимать такие же масштабные фильмы, как и отец, у него в творческом арсенале ничего нет. Ни мастерства, ни чувства вкуса, ни художественного мышления. Причем нет на самом фундаментальном уровне. Бондарчук не умеет рассказывать историю, работать с актером, выстраивать мизансцену, раскрывать психологически достоверные характеры, создавать конфликт, напряжение, образно мыслить и т.д. и т.п. Он не умеет шутить в фильме и быть серьезным. Не умеет быть грубым и тонким, сентиментальным и циничным. Все что он может – пригласить профессионалов–технарей, которые создадут ему картинку голливудского уровня (что, впрочем, не комплимент – об этом ниже).

Содержание
В «Сталинграде» нет ни истории, ни сюжета. История – это конфликт, изменение и развитие героев через кризис, внутреннюю и внешнюю борьбу. Скажите, пожалуйста, где это у Бондарчука? В фильме один единственный конфликт — малоубедительные метания немецкого офицера Кана. Причем, не очень ясно между, чем он мечется. Остальные же просто застыли, словно воины с агитационных плакатов – бездушные, безличные и плоские. Как появился персонаж Петра Федорова на экране «профессиональным героем» — так и погиб им. Так же и остальные его товарищи по оружию. Даже появление Кати в мужском коллективе практически ничего не меняет. Если её кто и любит из солдат, то лишь платонически.

Актеры
Диалоги местами написаны вполне недурно. Но в устах персонажей они теряют всякую естественность, смысл и содержание. Причиной тому непроработанность характеров. У них нет биографии. Психологически они недостоверны. Признаюсь, смотря фильм, я думал – откуда же взяли столько бездарных актеров? В чем дело? Более-менее убедительно выглядят лишь немцы во главе с Кречманом, Смоляков и Лысенков. Остальные же больше похожи на современных горожан, которых внезапно выдернули из уличной толпы, нарядили в военную форму и потащили на съемки. Неужели – они плохие актеры? Но вот Студилина, сыгравшая сожительницу немецкого офицера, Машу. Она же сыграла в «Белой Гвардии» Снежкина домработницу Турбиных. Роль небольшая, но никаких нареканий не вызвала. Она была убедительна. Что же случилось здесь? Почему её Маша — манекен, механически произносящий заученные бессмысленные фразы? Почему, за ней не угадывалось никакой судьбы, никакого характера, психологии? Почему она выглядела, как актриса мыльных опер с ТВ? Ответы надо искать в уровне профессионализма Бондарчука.

Вдобавок ко всему этому постарались и гримеры. У женщин – перламутровый макияж в сантиметр толщиной, чистые волосы, опрятная одежда, изредка присыпанная пылью и пеплом. Никаких следов того, что они, вообще-то, находятся в центре самого кровопролитного сражения в истории человечества. Солдаты, которых вроде бы старательно гримировали, делали грязными и проч., выглядят как участники любительской исторической реконструкции. Добавьте к этому освещение, которое сделано таким образом, чтобы у зрителя не осталось сомнений, что перед ними всего лишь актеры в студии.

Изображение
Многие зрители, вторя Бондарчуку, хвалят художника-постановщика. Да, работа была проделана огромная, но, кажется, без какого-либо чувства меры. Если в кадре старое и сломанное пианино, то оно словно кричит: «Я старое пианино, очень старое! А вокруг война, так что я ещё и сломанное пианино!» Все декорации выполнены в таком же «кричащем» стиле. В них нет жизни, естественности. Актеры в них выглядят, как инородные тела, словно они туристы, на экскурсии в киностудии, а не люди, которые там живут. Тот же недостаток проявляется во всем, что касается визуальной части. У оператора – в изобразительных излишествах, немыслимых проездах и проч., которые никак не подчеркивают содержание, потому что его нет. Компьютерной графикой с одной стороны авторы злоупотребили, а с другой она сделана очень броской, яркой, словно в компьютерной игре про войнушку, слишком выделяясь не только на фоне серого военного Сталинграда, но и (это самое ужасное для их создателей) материального мира. Границы, где начинается графика и кончается реальная декорация или человек, видны слишком четко, чтобы всему этому верить.

Экшен
Как я уже писал, в «Сталинграде» отсутствует история. Это недоразумение авторы пытаются компенсировать экшеном, которого очень много. Но, как и следовало ожидать, он ничем не мотивирован, никак не связан с сюжетом, не влияет на героев. Это экшен ради экшена. В самом начале картины есть сцена с огромным взрывом хранилища топлива. Зачем она нужна? Непонятно. Федору захотелось что-нибудь взорвать, наверное. Через небольшой промежуток времени нам в деталях и сло-мо (которого в фильме до пошлости много) показывают падение немецкого бомбардировщика. Зачем? К чему была сцена с сожжением еврейки? Все события в картине бессвязны, не скреплены единой целью и идеей. Скажите, в чем глубинный смысл начинать рассказ о ВОВ в… Японии 2011 года, во время последнего землетрясения…? Почему именно там? Убрать эту линию – все останется как прежде, только зрители раньше пойдут домой. И таких «почему» и «зачем» во время просмотра накапливается очень много. Но на них нет ответа, потому что это не произведение искусства, в котором все взаимосвязано, а не очень хорошего качества аттракцион.

Линия партии
В заключение хочется сказать о политико-историческом аспекте. Некоторые экзальтированные «поклонники советской власти» ещё до премьеры стали кричать, что это пасквиль на победу, что Бондарчук показывает, как советские женщины ложатся под немцев, что это уже целая тенденция чернения победы, гнусный антисоветизм свирепствует, дальше это терпеть нельзя и вообще все пропало и т.д. Это, конечно, полный бред. «Сталинград» настолько политически корректен и согласен с официальной идеологией почитания ВОВ, что его можно назвать «постным». Чтобы увидеть в нем какую-либо крамолу нужно быть умалишенным фанатиком-крохобором.

Реклама

Метки: , , , , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: