Николай Бурляев Звягинцеву: Андрей, твои фильмы погружают во мрак. Тарковского — возвышали душу

В газете Культура появился достаточно объемный материал, посвященный оценке новой картины Звягинцева «Левиафан» представителями общественности, Церкви и т.д. Довольно интересное мнение высказал актер и режиссер, друг Андрея ТарковскогоНиколай Бурляев:

— Полтора года назад я представлял «Левиафан» в Ницце. Зал был полон, много русских эмигрантов собралось со всей Европы на организованную «Госфильмофондом» неделю отечественного кино. Не видя картину заранее, я говорил со сцены: приходите на просмотры, приводите детей, мы будем показывать лучшее. Спустился в зал, на третьей минуте просмотра с экрана раздался мат. Содрогнулся: ого, что режиссер себе позволяет. Оказалось, вполне осознанно — как художественный прием — брань повторялась каждые пять минут. Персонажи хлестали водку стаканами и из горла. Куда ни кинь — всюду царила черная-пречерная российская жизнь.

Недавно французские журналисты посетили Кировск — городок в Мурманской области, где снимался «Левиафан». Удивились чистым улицам, никаких следов гнусной действительности не обнаружили. Но не удивлюсь, если коллекция призов картины пополнится «Оскаром» — Запад хочет видеть нашу страну именно такой, какой ее показывает Звягинцев. Территорией, которую не грех уничтожить заодно с населением. Разве это люди?!. Но дорого ли стоит успех, купленный ценой унижения Родины?

Не задумываясь, Андрей бросил камень в православие. Лучше бы вел себя осторожнее: фильм снят увлекательно, изобразительно талантливо, но тем хуже для автора. Как говорит Евангелие: «Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит».

Мы знакомы больше десяти лет. Когда в 2003-м Звягинцеву вручили двух венецианских «Львов», моя жена сказала с гордостью: это мой однокурсник! И хотя «Возвращение» не произвело сильного впечатления, я решил встретиться с режиссером, назвавшимся страстным поклонником Тарковского. Андрей признался, что искал для дебюта двух «коль бурляевых» и не нашел ни одного…

Зато он позаимствовал у режиссера «Иванова детства» и «Андрея Рублева» технические приемы. Как-то мои дети смотрели на DVD «Елену» — им показалось, диск заело: кадр замер, кино остановилось. Пригляделись — заметили ворону, пошевелившую головой, и догадались, что споткнулись об авторский почерк.

Звягинцев перенял стилистику Тарковского, но и только — никаких чувств его картины не пробуждают. То же касается актерских работ. Серебряков и Мадянов органично играют пьяную эйфорию, а героиня вообще не вызывает эмоций. И у Тарковского немало завораживающих длиннот, рождающихся из высшей идеи, облагораживающей художника и зрителя. Он как никто умел показать «внутреннюю пустыню» и вместе — тревогу о будущем планеты, духовном состоянии мира.

Отечественная пресса утверждает: «Левиафан» — не про Россию, это — камень в союз Путина и Православной церкви. Но что худого во взаимопонимании светских и духовных лидеров, заботящихся о нравственном состоянии народа?

Считаю «Левиафан» итогом творческой эволюции Звягинцева. С намеченного пути он уже не свернет. Хочу сказать ему только одно:

— Андрей, ты боготворишь Тарковского, я тоже. Пойми, подражать ему невозможно! Дело даже не в эпигонстве — фильмы Андрея Арсеньевича возвышали душу, твои — погружают во мрак. Задумайся, что творишь.

Читать полностью: http://portal-kultura.ru/articles/cinema/81937-chudovishche-oblo-ozorno-ogromno-i-sdokhlo/

Advertisements

Метки: , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: