Archive | Январь 30, 2015

Джордж Лукас: современное кино превратилось в цирк

Джордж Лукас, создатель вселенной «Звездных войн«, принял участие в публичной дискуссии на фестивале независимого кино «Санденс«.

lucas.jpg

Знаменитый режиссер раскритиковал современное голливудское кино:

«Многие из фильмов, которые сейчас производятся в Голливуде — это настоящий цирк. Все больше картин не несут в себе какого-либо смысла. Кто-то обвиняет в этом меня, но если вы посмотрите „Звездные войны“, то поймете, что это совсем не пустое кино».

Так же он осудил не только кино, но и состояние культуры в целом:

«Я и представить раньше не мог, что люди будут целыми днями смотреть в интернете видео с котиками и делать другие идиотские вещи»

Мой комментарий

Увы, Лукас прав. Его время прошло. Старый добрый голливуд помер.
Да, раньше, в фильмах того же Лукаса, было полно спецэффектов. Но они вызывали восторг: как же они это сделали?! Даже сейчас, когда я пересматриваю старые картины, хочется воскликнуть: да как же вы это сделали?) Старые мастера спецэффектов были волшебниками. Комбинированные съемки, анимация, механические монстры, — само по себе все это добавляло в кино элемент чуда. Каждый такой фильм был в известном роде «штучным» продуктом, потому что создание спецэффектов было экспериментом и авантюрой. Сегодня плстамассовые блокбастеры ПГ-13, от и до нарисованные на компьютере, вызывают лишь приступы зевоты. Потоковое производство.

Реклама

Снова о Левиафане: всем надо остыть

Снова приходится писать о Левиафане, т.к. дискуссия бурлит и успокаиваться не собирается.

Почему «Левиафан» вызвал столь бурные споры?

Собственно, если бы не обострение международной обстановки и жесткое противостояние между Россией и странами Запада, то фильм был бы воспринят более менее спокойно. Даже в Каннах он не произвел никакого фурора, взяв лишь премию за сценарий, уступив по всем остальным номинациям.

В нынешних же условиях, любое слово, любой жест публичной фигуры воспринимается с излишней остротой, в нем свойственно искать больше подтекстов, чем там есть на самом деле. Поэтому одни стали кричать, что Звягинцев негодяй и проч. (потому что «неправильно мыслит»), а другие, что он гений и чуть ли не наследник Тарковского (разумеется, потому что «правильно мыслит»). В обоих случаях элементы тоталитарного мышления. И то, и другое далеко от истины.

Звягинцев имеет право высказываться в кино так, как считает нужным. Но и в гении его записывать рановато, тем более в «наследники Тарковского», что неуважительно и по отношению к Тарковскому, у которого учеников не было, и, кстати говоря, к самому Звягинцеву, которому, разумеется, хочется быть самоценной величиной равной мастерам прошлого. Именно поэтому после не совсем удачного эпигонства в «Изгнании», он сменил и стилистику, и содержание, так что его последние два фильма и совсем уж к Тарковскому отношения не имеют, что для Звягинцева, как художника, большой плюс.

Нам всем надо немножко остыть. Остросоциальное кино — это нормально. У нас оно есть, в Германии оно есть, во Франции оно есть. Хуже, когда его нет. Но и делать какие-то глобальные обобщения на основе фильма/любого другого худ. произведения — смешно. Этого надо так же избегать. Об этом хорошо писал Бунин, обличая «литературность» мышления. Не мешает вспомнить уроки классиков.