Иррациональный человек — рецензия без спойлеров

Вуди Аллен любит удивлять

Рецензию к любому фильму Вуди Аллена можно начинать фразой: «Вуди Аллен известен как очень плодовитый режиссер, практически каждый год у него выходит новая картина. Однако, значительный процент его фильмов — это вариации на одну и ту же тему, с постоянным пережевыванием проблем и неврозов, которые мучают самого Аллена. Тем не менее, Вуди любит удивлять зрителя, и когда тот ждет очередную условную «Вика. Кристина. Барселона », он снимает неожиданный «Жасмин»». Далее, в зависимости от рецензируемого фильма, можно причислить его к первой или второй категории.

«Иррациональный человек», несомненно, стоит отнести к разряду неожиданностей. Ибо, когда понимаешь, что за привычными для последних фильмов Аллена приятной картинкой и милой атмосферой, скрывается не что иное, как интерпретация романа «Преступление и наказания» Федора Достоевского — то это действительно неожиданно.

Преступление и наказание на новый лад

Как и в романе Достоевского, главный герой переживает тяжелейшую фрустрацию, даже находится на грани самоубийства. Однако, у Аллена это не нищий студент Раскольников, а профессор философии по имени Эйб — пресыщенный жизнью интеллектуал с огромным брюхом, манией каждый день спать с новой женщиной (которую, увы, пришлось оставить…) и пристрастием к алкоголю. В молодости он мечтал изменить мир, был полит. активистом, ездил в Африку, однако несмотря на желание помочь человечеству он, в итоге, так и не осчастливил ни одного человека на Земле. А после гибели друга в Ираке и вовсе впал в депрессию, потерял веру в «светлое и прекрасное», а заодно и цель в жизни. Написание книг больше не дается ему, как и… половые отношения с женщинами. По сути, в фильме Аллена Эйб — это этакий Раскольников 100 лет спустя, только окончивший университет, ставший профессором и находящийся в кризисе среднего возраста.

Не вдаваясь дальше в подробности сюжета, скажу, что Эйб замышляет совершить преступление. Так же как и Раскольников, он маскирует свои цели благими намерениями помочь человечеству. Однако, как и в «Преступлении и наказании», под этими «благими целями» скрывается обыкновенная жажда властвовать, обеспечить свое величие некоей собственной бредовой теорией, которая дает её автору право переступить общепринятые рамки морали и поставить себя выше других — типичный «синдром Наполеона», о котором так много писал Достоевский.

Отличает Эйба от Раскольникова то, что, совершив злодеяние, его не мучают угрызения совести. Совсем наоборот, после содеянного он стал хорошо спать, его настроение резко улучшилось, тело почувствовало бодрость, появился аппетит, и, самое главное, вернулась… потенция, в постели все наладилось: он стал спать по очереди с местной преподавательницей и собственной студенткой Гил, а ведь еще совсем недавно был на грани самоубийства! И когда все это оказывается под угрозой он, не мешкая, идет на новое преступление против одной из своих возлюбленных. И делает это даже не из-за боязни тюрьмы: он просто не может отказаться от жизни, полной удовольствий, которая снова заиграла перед ним всеми своими красками!

5274_full.jpg

Как и в «Преступлении и наказании» у Аллена преступником подсознательно двигает исключительно эгоистический интерес, желание утвердиться в жизни за счет других. Однако, Достоевский возлагал большую надежду на Человека, на его совесть, искал в ней возможное спасение от тех грядущих потрясений, которые своим пророческим даром прозревал в своих произведениях. Раскольников если и не раскаивается полностью, то, безусловно, встает на этот путь. Однако, Аллен снимает свою версию сюжета «Преступления и наказания» с поправкой на недавнюю историю ХХ века. Век массового террора, геноцида и безумия. Когда люди, вроде бы выросшие во вполне тепличных условиях (как и профессор Эйб), не знавшие нищеты (например, Ленин или Трумэн), спокойно отправляли миллионы людей на убой во имя «всеобщего счастья». И эти раскольниковы в лице ли большевиков или нацистов (или современных вашингтонских вершителей судеб мира), отнюдь не переживали по поводу содеянного. Наоборот, как и в случае с профессором, у них от этого, вполне вероятно, просыпалось самоуважение, улучшался аппетит и исчезали проблемы в постели.

Эйб — это продукт ХХ века. У него, как у Раскольникова, не может уже под подушкой в тюрьме лежать Евангелие. Да нет и Сонечки, которая бы ему его дала. На что же в таком случае уповает Аллен? Ведь на пессимистичной ноте заканчивать фильм ему явно не хотелось. Чтобы этого не делать, он вводит в сюжет тему судьбы или некоей внерациональной самокоррекции человечества, которая не дает Раскольниковым и Эйбам погубить человечество. Благодаря мистическому совпадению Эйб и будет остановлен.

Есть еще порох…

Подытоживая, отмечу, что «Иррациональный человек» — это не лучшая картина Аллена, но, безусловно, одна из самых интересных и необычных. Даже несмотря на то, что концовка слегка смазывает общий драматический эффект от философского дискурса, картина запоминается и вдумчивому зрителю дает немало пищи для размышлений. И, что самое интересное: фильм был снят и вышел на экраны в год 80-летия Вуди Аллена. Не каждый молодой режиссер находится в таком потрясающем творческом тонусе. Браво, Вуди!

Читать более подробный разбор (со спойлерами)
Что за музыка играет в фильме Иррациональный человек? Обзор

Реклама

Метки: , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: