Архив | Библиотека RSS for this section

Книги Михалкова и о Михалкове — обзор

Предлагаю вашему вниманию обзор книг о знаменитом русском кинорежиссере, актере и общественном деятеле — Никите Михалкове. Часть из них написана им самим, часть его друзьями, коллегами, критиками. Прочтя их все вы сможете получить диплом в Академии Михалкова по направлению «Михалкововедение». Шутка=)

Список будет обновляться и пополняться синхронно с моей коллекцией книг.

Названия книг кликабельны. По ним вы можете перейти к полноценным обзорам.
михалков3

«Никита Михалков» (Бюро пропаганды советского киноискусства Союза Кинематографистов СССР,  1980 год)

Небольшая брошюра, выпущенная Союзом кинематографистов СССР. Основу текста составляют интервью с Никитой Михалковым, в которых он рассказывает о своем пути в режиссуру и о снятых им картинах, начиная от «Свой среди чужих, чужой среди своих» до «Пяти вечеров» включительно. Автор и составитель, А. И. Липков, лишь сопровождает каждую главу своим вводным словом, но основной текст — это слова самого Михалкова.

 

%d0%bc%d0%b8%d1%85%d0%b0%d0%bb%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%ba%d0%bd%d0%b34

«Никита Михалков» (издательство Искусство, 1989)

Сборник статей о Михалкове. Главное его достоинство и отличие от других книг о нем в том, что написаны они не критиками или искусствоведами (хотя пара таких статей есть и тут), а коллегами и соратниками Никиты Сергеевича, теми людьми, с которыми он в разные годы работал вместе. Среди них: Георгий Данелия, Александр Володин, Михаил Ульянов, Александр Адабашьян, Эдуард Артемьев, Елена Соловей, Юрий Богатырев, Павел Лебешев, Ирина Купченко.  В конце также опубликованы 2-3 интервью, взятых у Никиты Михалкова в тот период времени.

 

Никита Михалков. Прямая речь

 Никита Михалков: Прямая речь (Сибирский цирюльник, 2011)
Первая книга в нашем обзоре, в которой звучат уже слова только самого Михалкова. На один из дней рождения друзья преподнесли Никите Сергеевичу необычный подарок: прочитав горы прессы, прослушав десятки интервью, они собрали в одну книгу все его публичные высказывания за более чем сорокалетний период. В 800-страничной книге они расположены в алфавитном порядке, в зависимости от темы.

 

1010616094

Публичное одиночество (Эксмо, 2015)

Фактические это переиздание книги «Никита Михалков: Прямая речь», дополненное и переработанное. Также поменялось издательство: вместо Сибирского цирюльника сборник выпустил книжный гигант Эксмо. Следующие его книги будет выпускать именно это издательство.

 

михалков4

 Территория моей любви (Эксмо, 2015)

Первая автобиография Никиты Михалкова. В ней знаменитый режиссер рассказывает о себе, своей семье, о фильмах и взглядах на искусство. Обо всем, одним словом. Местами получилось скомкано, где-то повествование обрывается на самом интересном. Но, в целом, обязательно к прочтению.

 

бесогон

 Бесогон: Россия между прошлым и будущим (Эксмо, 2016)

Сборник публицистики Никиты Михалкова по мотивам его одноименной передачи «Бесогон». Впервые тема его книги не кино, а политика и только политика. Фактически тексты сборника – это расшифровка наиболее популярных выпусков «Бесогона».

«Никита Михалков» (издательство Искусство, 1989)

Еще одна книга о Никите Михалкове, выпущенная при СССР, из моей коллекции. Называется она неоригинально, но идеально отражает содержание —  «Никита Михалков«. Издательство — «Искусство» в 1989 году.

По сути, это сборник статей о Михалкове. Но главное его достоинство и отличие от других книг о нем в том, что написаны они не критиками или искусствоведами (хотя пара таких статей есть и тут), а коллегами и соратниками Никиты Сергеевича, теми людьми, с которыми он в разные годы работал вместе, а это и Георгий Данелия, и Александр Володин, Михаил Ульянов, Александр Адабашьян, Эдуард Артемьев, Елена Соловей, Юрий Богатырев, Павел Лебешев, Ирина Купченко. Некоторые из них сами написали свои тексты, другие надиктовали их авторам сборника.

Материалы систематизированы в соответствии с фильмографией режиссера. Начинается все с нескольких общих статей, а далее по списку: от «Рабы любви» до «Очей черных». Впрочем, в каждом тексте авторы все равно перескакивают с одной его картины на другую, так что такое деление не принципиально.

В конце также опубликованы 2-3 интервью, взятых у Никиты Михалкова в то время.

Содержание статей очень разное. Кто-то просто рассказывает о своей работе с Михалковым, есть вдумчивые и глубокие анализы его картин, есть и весьма надуманные, в которых фильмы трактуются довольно фривольно. Но общее для всех материалов — то, что в них чувствуется перестроечное время. Выбор тем, точки зрения и проч. — говорят о том, что в страну уже пришла свобода.

В книге довольно много иллюстраций: кадров из фильмов, фотографий со съемочных площадок и т.д. Впрочем, отпечатались они не очень хорошо: слишком контрастно, с преобладанием темных тонов. Однако, сама бумага очень качественная. Называется «тифдручная», для глубокой печати. Не знаю, что это, если честно, но качество порадовало.

Оглавление
михалковкнг.jpg

Иллюстрации
михалковкнг3.jpg

Пример страницы
михалковкнг2.jpg

Никита Михалков: Территория моей любви (обзор книги)

Не так давно Никита Михалков, наконец-то (мы все этого давно ждали) выпустил свою автобиографию – «Территория моей любви». Я её прочел, теперь докладываю вам о своих впечатлениях.

Автопортрет
Безусловной отличительной и положительной чертой «Территории моей любви» является то, что из нее хорошо видно, каков Михалков-человек: его буйный и неукротимый нрав, деятельный характер, страстная натура, железная целеустремленность, огромный талант и одновременно нежная любовь к своим корням, родителям, родной земле, основательная семейственность, умение дружить по-настоящему, по-братски и фанатичная приверженность профессии. Это большая редкость. Зачастую именитые люди в своих автобиографиях либо стараются казаться не тем, кто они есть на самом деле. Либо шифруются. К примеру, из блестящей трехтомной автобиографии Георгия Данелии мы не можем понять, что из себя представляет сам автор как личность. Она остроумно и интересно написана, читать её – одно удовольствие. Но вот, каков сам Данелия – это ускользает от читателя. Михалков же бесстрашно раскрывается читателю: вот он я, такой, какой я есть! И в этом весь он.

Содержание
Книга начинается с главного – с корней. Никита Михалков много места уделяет родословной и своей семье: матери, отцу, брату. Описывает институтские годы, путь в кино, службу в армии (один из самых интересных эпизодов, кстати). Подробно говорит и об отношениях с Анастасией Вертинской и будущей женой Татьяной Соловьевой. Основная часть книги, конечно же, посвящена картинам Михалкова: как снятым им, так и тем, в которых он выступил только актером. Отдельный раздел Михалков посвятил изложению своего видения режиссерской профессии, актерской школы, искусства в целом. Здесь он высказывается и о проблемах в современном киноискусстве, описывает свои опасения и тревоги по этому поводу.

Немного дёгтя
Теперь о плохом. Негативной стороной автобиографии можно назвать её некоторую поверхностность и краткость. О многих вещах Михалков упоминает вскользь, в то время, как читатель ждет подробностей. Вроде бы начинается интересная история или кинематографический анекдот и бац! Михалков его обрывает на самом интересном месте, говоря «а об этом я расскажу как-нибудь в другой раз». Если у Данелии на описание создания одного фильма уходило около 10 рассказов по несколько страниц каждый, то Михалков порой ограничивается одной единственной страничкой. И этого для любителей его кино – очень мало. Требуем больше!)

Издание
Издание качественное. Бумага офсетная, шрифт достаточно крупный, без опечаток. Имеется большое количество иллюстраций: черно-белых на офсете, цветных в глянцевых вставках. Суперобложка. Под ней очень приятная на ощупь твердая обложка (см. фото).

Оглавление
территория моей любви книга

территория моей любви книга

Примеры страниц с иллюстрациями
территория моей любви книга

территория моей любви книга

территория моей любви книга

H1200004.JPG

Никита Михалков — книга (1980)

Хочу рассказать о весьма интересной книге, или скорее брошюрке, выпущенной Бюро пропаганды советского киноискусства Союза Кинематографистов СССР (БПСК) в 1980 году и посвященной Никите Михалкову (который тогда был заслуженным артистом РСФСР).

Основу текста составляет интервью с Никитой Михалковым, в котором он рассказывает о своем пути в режиссуру и о снятых им картинах, начиная от «Свой среди чужих, чужой среди своих» до «Пяти вечеров» включительно. Автор и составитель, А. И. Липков, лишь сопровождает каждую главу своим вводным словом, но основной текст — это слова самого Михалкова.

Книга любопытна тем, что дает возможность сравнить: как и что Михалков говорил о своих картинах тогда, при СССР, и сегодня. Михалков остался абсолютно верен себе и ничуть не изменился. Все, что он говорил тогда, он говорит и сегодня. Слово в слово. Это отражается даже в цитате на обложке:

«Я не знаю ответов на вопросы, но ведь верно поставленный вопрос важнее, ибо в нем, в поисках ответа на него — движение к истине».

Эти слова стали своего рода художественным кредо Михалкова, и он и сегодня довольно часто их повторяет.

Любопытно, что молодой Михалков  менее был склонен «учительствовать» — привычка, которую приобретают многие большие художники в старости (взять, хотя бы, Толстого). Его интересовало только искусство (собственно, скорее, только о нем в те годы он мог открыто высказываться). Глобальные проблемы были где-то в стороне. Это очень хорошо отражается в тексте. Сегодня все наоборот.

Издание очень качественное. Хорошая бумага. Огромное количество фотографий со съемок фильмов Михалкова.

михалков31михалков32

Бесогон: Россия между прошлым и будущим

«Бесогон: Россия между прошлым и будущим» — это сборник публицистики Никиты Михалкова по мотивам его одноименной передачи «Бесогон». Впервые тема его книги не кино, а политика и только политика. Фактически тексты сборника – это расшифровка наиболее популярных выпусков «Бесогона». Отсюда проистекают слабые и сильные стороны. Зачастую хороший писатель – плохой оратор. И наоборот. Михалков – блестящий оратор и мастер визуального искусства. Он может без труда легко овладеть вниманием публики. Но систематическое изложение своих взглядов на бумаге – не его конек. Тем более, если это литературно причесанная расшифровка живой речи. Там где в видео-выпусках Бесогона работают артикуляция, интонация, модуляция голоса, мимика, энергетика и харизма, картинка и музыка, наконец, — в тексте остаются голые слова, теряющие свою убедительность. Поэтому читать Бесогон не так интересно, как смотреть.

Теперь о сильных сторонах. Многие выпуски Бесогона включают в себя обширное цитирование классиков и современных публицистов. В книге эти цитаты приведены полностью, в оригинале и их можно вдумчиво прочесть, перечитать, «пощупать», сделать закладочку и проч.

Больше всего мне понравились две главы про либерализм. В первой Михалков цитирует русских классиков: Чичерина, Достоевского, Ильина, Лескова… Читая их мысли, складывается впечатление, что они их писали не сто и больше лет назад, а сегодня, имея в виду современных «либеральных» деятелей. Ничего не изменилось.

Вот, например, что говорил Б.Н. Чичерин о либералах более 150 лет назад:

В практической жизни оппозиционный либерализм держится тех же отрицательных правил. Первое и необходимое условие — не иметь ни малейшего соприкосновения с властью, держаться как можно дальше от нее. Это не значит однако, что следует отказываться от доходных мест и чинов. Для природы русского человека такое требование было бы слишком тяжело. Многие и многие оппозиционные либералы сидят на теплых местечках, надевают придворный мундир, делают отличную карьеру, и тем не менее считают долгом, при всяком удобном случае бранить то правительство, которому они служат, и тот порядок, которым они наслаждаются. Но чтобы независимый человек дерзнул сказать слово в пользу власти, — Боже упаси! Тут поднимется такой гвалт, что и своих не узнаешь. Это — низкопоклонство, честолюбие, продажность. Известно, что всякий порядочный человек должен непременно стоять в оппозиции и ругаться.

За тем следует план оппозиционных действий. Цель их вовсе не та, чтобы противодействовать положительному злу, чтобы практическим путем, соображаясь с возможностью добиться исправления. Оппозиция не нуждается в содержании. Все дело общественных двигателей состоит в том, чтобы агитировать, вести оппозицию, делать демонстрации и манифестации, выкидывать либеральные фокусы, устроить какую-нибудь штуку кому-нибудь в пику, подобрать статью свода законов, присвоив себе право произвольного толкования, уличить квартального в том, что он прибил извозчика, обойти цензуру статейкою с таинственными намеками и либеральными эффектами, или еще лучше, напечатать какую-нибудь брань за границею, собирать вокруг себя недовольных всех сортов, из самых противоположных лагерей, и с ними отводить душу в невинном свирепении, в особенности же протестовать, протестовать при малейшем поводе и даже без всякого повода. Мы до протестов большие охотники. Оно, правда, совершенно бесполезно, но зато и безвредно, а между тем выражает благородное негодование и усладительно действует на огорченные сердца публики.

Во второй главе про либерализм Михалков дает слово самим либералам: шендеровичам, троицким, новодворским и гайдарам. Он приводит длинный ряд цитат этих господ о русском народе. А в конце прибавляет еще три цитаты: одну из немецкой брошюрки 1942 года «Недочеловек», другую из уст Гиммлера, а третью — Геббельса. И, вы знаете, без указания авторства слов сложно определить, где говорит современный российский либерал, а где нацист.

Так же весьма интересным получился раздел об Украине. А точнее то место, где приводятся выдержки из интервью с исполнительным директором «Института глобальных перспектив» при Колумбийском университете, профессором Полом Кристи, в котором излагается интересное мнение об истинных целях конфликта на Украине – «развод» Европы и России, разрушение экономических связей и втягивание ЕС в соглашение о свободной торговле с США.

А как вам эта цитата из статьи Ивана Ильина из далекого 1948 года?

Чтобы наглядно вообразить Россию в состоянии этого длительного безумия, достаточно представить себе судьбу «самостийности Украины».

Этому «государству» придется прежде всего создать новую оборонительную линию от Овруча до Курска и далее через Харьков на Бахмут и Мариуполь. Соответственно, должны будут «ощетиниться» фронтом против Украины и Великороссия, и Донское Войско. Оба соседних государства будут знать, что Украина опирается на Германию и является ее сателлитом и что в случае новой войны между Германией и Россией немецкое наступление пойдет с самого начала от Курска на Москву, от Харькова на Волгу и от Бахмута и Мариуполя на Кавказ. Это будет новая стратегическая ситуация, в которой пункты максимального доныне продвижения германцев окажутся их исходными пунктами.

Нетрудно представить себе и то, как к этой новой стратегической ситуации отнесутся Польша, Франция, Англия и Соединенные Штаты; они быстро сообразят, что признать самостийную Украину — значит отдать ее германцам (т. е. признать Первую и Вторую мировые войны проигранными!) и снабдить их не только южнорусским хлебом, углем и железом, но и уступить им Кавказ, Волгу и Урал.

Поразительно, не правда ли?

Вот в этом основная ценность данного издания. Это своего рода путеводитель по истории русской мысли, иллюстрация ее непреходящей ценности и актуальности. Для человека мало знакомого с данной темой, это послужит первой ступенью для дальнейшего самостоятельного ознакомления с классиками.

Качество издания
Бумага – газетная, но вполне приличного качества. Присутствует множество иллюстраций, напечатанных так же на газетной бумаге. Опечаток не встречал.

Оглавление:

Пример страницы с иллюстрацией:

михалков

Софи Лорен «Вчера, сегодня, завтра. Моя жизнь»

Недавно приобрел очень интересную книгу: автобиографию Софи Лорен «Вчера, сегодня, завтра. Моя жизнь».

В ней София Лорен предстает не только как прекрасная женщина, талантливая актриса, но и как неплохой литератор. Не знаю: помогал ли ей в написании профессиональный журналист или писатель, — но в итоге получился хороший, цельный текст. Что для автобиографической прозы редкость. Очень часто даже великие режиссеры, будучи прекрасными ораторами, терпят фиаско в написании книг. У них получается  довольно бессвязный набор историй, перемешанный с собственными размышлениями.
Софи Лорен же с самого начала задалась целью – рассказать сказку своей жизни. Ибо из книги «Вчера, сегодня, завтра. Моя жизнь» становится ясно, что действительно её судьба подобна сказке: из тощей некрасивой дочки матери-одиночки, проведшей юность в бедности, она стала всемирно известной кинодивой. И вот, следуя этой цели, она довольно подробно и обстоятельно рассказывает свою историю: военное детство, оккупация, бомбежки и голод; упорные попытки пробиться в мир моды и кино в молодости; отношения с продюсером и мужем Карлом Понти; превращение из Софии Шиколоне в Софи Лорен; роли в кино; дружба с великим Витторио де Сика; дети, внуки и счастливая старость…

20151214_011421.jpg

Вообще, судьба Лорен дает понять, почему же в старом кино было столько талантливейших актеров, которые одновременно, будучи яркими индивидуальностями, вместе с тем создавали архетипичные, истинно народные образы в кино.
Ведь, у той же Софи Лорен нет актерского образования (в нашем понимании). Зато какой талант! И судьба народа, которую она разделила сполна: познала и крайнюю нужду, и вшей, и бомбежки, и безотцовщину. Потому такое кино и снималось, что в Италии, что у нас. Люди проживали настоящие судьбы, непростые, тяжелые, проживали их не в отрыве от жизни народа. А сейчас, что может сыграть какая-нибудь рафинированная девАчка-овощь из мегаполиса (у нас или в тех же США)? Потому и игра актерская в США превратилась во многом в штамп: кино и ТВ заменили реальное наблюдение за жизнью.

Полиграфия
Никаких претензий к качеству издания. Хорошая офсетная бумага, страницы практически не просвечивают, достаточно крупный и не слишком контрастный шрифт. Суперобложка.
В середине книги имеется вставка с большим количеством редких и интересных фотографий на глянцевой бумаге.

20151214_011708.jpg

Вердикт
Однозначно стоит приобрести поклонникам Софи Лорен и просто любителям кино.

Литературная трилогия Г. Данелии

Давненько я не обновлял раздел библиотеки, хотя все время исправно приобретал и читал литературу о кино. Пора исправляться. И начну делать это с автобиографической прозы прославленного советского-грузинского-русского режиссера Георгия Данелии. На сегодняшний день она состоит уже из трех книг: «Безбилетный пассажир», «Тостуемый пьет до дна», «Кот ушел, а улыбка осталась».

Каждая книга – это сборник рассказов, выстроенных в более или менее хронологической последовательности и описывающих различные эпизоды из насыщенной интересными событиями жизни Георгия Данелии. «Безбилетный пассажир» посвящен детству, молодости, пути к будущей профессии и созданию первых фильмов. Данелия много рассказывает о своей семье, Грузии (в ней он родился, но почти сразу же его семья переехала в Москву, т.ч. он в Грузии лишь гостил), о том, как и почему вдруг решил стать режиссером, хотя окончил архитектурный университет.

Хронологически эта часть завершается историей создания фильма «Не горюй». Соответственно, «Тостуемый пьет до дна» повествует о периоде от «Совсем пропащего» до «Кин-дза-дзы» включительно. «Кот ушел, а улыбка осталась» рассказывает о поздних фильмах Данелии: «Паспорт», «Настя» и т.д. В ней он так же пишет, что планирует выпустить и четвертую часть: про то, как создавался мультфильм по мотивам вселенной «Кин-дза-дзы» — «КУ! Кин-дза-дза». Что же, будем ждать.

По приведенной выше хронологии может сложиться впечатление, что речь там идет в основном о кино. На самом деле нет. Процессу создания фильмов, творческим поискам Данелия отводит очень мало времени (к моему сожалению). Большая часть рассказов посвящена не самому кино, а тому, что происходило вокруг него: людям, с которыми Данелия рос, учился и снимал кино, курьезам во время съемок и поездок по фестивалям, встречам со знаменитостями и проч.

Рассказы Данелии —  это полноценные новеллы, законченные истории с завязкой, кульминацией и развязкой. Его проза по настроению и атмосфере очень похожа на его фильмы. Она тоже представляет собой удивительный сплав улыбки и грусти, который является характерной чертой его стиля. А, учитывая, что события в них происходят на фоне истории СССР, то порой через них видятся целые символические обобщения, которых, может быть, автор туда и не закладывал.

В общем и целом, это прекрасный образчик автобиографической прозы. Прочитать эти книги будет интересно всем: и тем, кто просто жил в те времена, и тем, кто интересуется историей кино и творчеством Данелии, в частности.

Издания

В магазинах можно найти разные варианты изданий.  Я себе купил следующие:  «Безбилетный пассажир» и «Тостуемый пьет до дна» в сборнике «Чито-грито» (Эксмо, 2014) (так же их можно найти по отдельности). «Кот ушел, а улыбка осталась» (Эксмо, 2015).

В «Чито-грито» от Эксмо – бумага офсетная, качество полиграфии хорошее.  Имеется множество иллюстраций, все они напечатаны прямо на офсете. На обложке рисунок самого Данелии (см. фото выше).

В книге «Кот ушел, а улыбка осталась» формально бумага офсетная – так сообщает издатель. Но на деле по качеству это нечто среднее между офсетом и газетной бумагой. На ощупь она имеет не очень приятную шершавость. Текст сопровождается обилием фотографий и кадров из фильмов.

20150710_032215.jpg

Примеры рассказов:
Читать далее…

Новая книга Н. Михалкова «Публичное одиночество»


На Московской книжной выставке Никита Михалков представил свою новую книгу «Публичное одиночество«, сообщает сайт студии ТриТэ. Книга представляет из себя сборник высказываний Никиты Сергеевича за последние 40 лет, сделанные им публично, в интервью и проч.

По сути это переработанная и дополненная версия книги «Прямая речь«, о которой я уже писал в своем блоге: https://kuzmaabrikosov.wordpress.com/2013/05/26/nikita-michalkov-priamaya-rech/
Думаю, что данная тогда мною оценка, применима и к новому изданию.

Вот, что сам Михалков сказал о «Публичном одиночестве«:

«Я никогда не буду считать себя писателем. Это высокое звание. Довольно часто писателями себя называют люди, не имеющие на это никакого морального права. Это девальвирует великую русскую литературу. Я пишу сценарии, но литература – это совсем другое»

Эта книга – сборник моих высказываний, выдержек из интервью за последние лет 40. Они были собраны моими товарищами. Вся жизнь — в этой книге. Когда я читал эту работу, получил внутреннее наслаждение — я не отказываюсь ни от одного своего слова. Я готов подписаться под каждым из них.

Михалков так же сообщил, что планирует выпустить в печатном виде свои киносценарии и сборник с мастер-классами.
P.S. В новости на сайте ТриТэ говорится, что книга вышла в продажу аккурат с момента презентации. На самом деле, еще на прошлой неделе ее можно было купить в Библио-глобусе.

«Белое солнце пустыни» — издание от Телесемь

Иногда изучение содержимого газетного киоска может дать весьма неожиданные результаты. Именно так я вчера обнаружил и купил вот такое довольно милое издание фильма «Белое солнце пустыни» от журнала Телесемь.

белое солнце пустыни

Перед нами гибрид книги-буклета и коробки для диска. В буклете кратко, но достаточно информативно и интересно рассказывается об истории создания картины, даны краткие биографии актеров, сыгравших главные роли,  приведен перечень киноляпов и т.д. Все это сопровождается отличными иллюстрациями.

белое солнце пустыни

белое солнце пустыни

На самом диске стандартный набор от «Крупного плана»: фильм, биографии создателей и фильм о фильме.

белое солнце пустыни
И да, совсем забыл. Стоит все это 40 рублей. Поэтому купил я, разумеется, не раздумывая, не боясь нарваться на очередной тяп-ляп от отечественных дистрибьюторов. Чем обусловлена такая низкая цена, мне неведомо. Может быть коробка сделана из токсичного материала? =)  Но вроде запах от нее не как от дисков за 99 рублей. Вполне терпимый.
Аторы серии обещают продолжить выпуск советской классики в таком формате. «Москва слезам не верит» на подходе

белое солнце пустыни

белое солнце пустыни

Еще фото:

Читать далее…

Вуди Аллен: Побочные эффекты

Вуди Аллен, обложка

«Как-то раз, будучи в Милане, мы с Нудельманом и моей дочерью отправились в оперу. Нудельман неосторожно высунулся из ложи и упал в оркестровую яму. Он был слишком горд, чтобы признаться, что оплошал, и потом месяц каждый вечер ходил в оперу и падал из ложи в оркестр. Когда появились признаки сотрясения мозга, я высказал осторожное предположение, что, пожалуй, можно бы остановиться, ведь он уже доказал, что хотел. Нудельман ответил: «Ну, ещё хотя бы разок. Мне ведь, в сущности, нравится».

Отрывок из рассказа «Памяти Нудельмана»

Жизненно)))