Архив | Личности в кино RSS for this section

Оливер Стоун: «Фильм о Путине — кульминация моей карьеры»

Оскароносный режиссер Оливер Стоун заявил в интервью «Российской газете», что фильм «Интервью с Путиным» (в США шел с 12 по 15 июня, в России премьера состоялась 19 июня на Первом канале) — является кульминацией его кинокарьеры.

Я давил на Путина больше других:

— А я думаю, что давил на него больше, чем кто-либо на Западе, да даже и в России. По крайней мере, из тех интервью, что я видел. Что вообще значит давить? Для меня это означает добиться от него ответа на вопрос о том, что он думает и как поступает. Это не для того, чтобы разводить с ним дискуссию. Оппозиционные голоса он и так слышит все время. Почему репортер должен делать замечания президенту или поправлять его, объяснять, что он должен делать, менять его мнение? Я этой американской идеи не понимаю. Выходит такой ковбой с шестью стволами и говорит: «Слушай, ты (еще одно крепкое словцо), тебе придется поменять свои планы, делать вот это». Это так не работает. Я не собирался менять его мнение, а хотел показать его. Это история о нем изнутри, насколько это возможно.

Как можно быть сочетанием Гитлера и Сталина?

— Если уж кому и досталось в этой жизни, то это Путину. Другого такого злодея еще поискать. Как можно быть сочетанием Гитлера и Сталина, да еще и самым богатым человеком в мире. Просто Супермен. Вы, русские, должны гордиться, что при военном бюджете в одну десятую часть от американского, да и экономике в десятую часть от нашей, к вашему президенту такое пристальное внимание. Просто невероятно. Это психология. У него какая-то ментальная власть над США. Создается такая истерия, паранойя.

Полностью интервью можно прочесть здесь — https://rg.ru/2017/06/18/oliver-stoun-rasskazal-rg-o-rabote-nad-filmom-o-putine.html

Реклама

Оливер Стоун — интервью Познеру

Интервью американского режиссера Оливера Стоуна программе «Познер» (2014)

Как снималась самая известная сцена с участием Мэрилин Монро (фото, видео)

Эти кадры из фильма «Зуд седьмого года» стали одними из самых известных в истории мирового кино. Очаровательная блондинка в белом платье — Мэрилин Монро — стоит на вентиляционной решетке метрополитена, а воздух, идущий оттуда, вздымает ее платье, чуть ли не выше головы.

Однако мало, кто знает, что первоначальная версия этой сцены, снятая на натуре в Манхэттене, была куда откровенней, чем та, что вошла в фильм. Из-за нее актриса развелась с мужем. По загадочному стечению обстоятельств, негатив той пленки бесследно исчез. Однако не так давно была обнаружена цветная кинозапись, снятая на любительскую камеру, на которой запечатлены несколько секунд с тех съемок.

Работа на натуре

Это произошло в одну из ночей позднего лета 1954 года. Нью-йоркский кинолюбитель Жюль Шульбэк, эмигрант, бежавший в 1930-е годы из нацистской Германии в США из-за своего еврейского происхождения, узнал, что на одной из улиц Манхэттена студия Двадцатый век фокс будет снимать сцену из фильма «Зуд седьмого года» с участием Мэрилин Монро. Не долго думая, он сразу же бросился туда, взяв с собой 16 мм камеру фирмы «Bolex».

Несмотря на то, что уже было около часа ночи, на улице собралась большая толпа зевак, журналистов и фотографов, которые ожидали появления Монро. Отметим, что в этом и состоял замысел авторов фильма и боссов киностудии: приглашая прессу и поклонников актрисы посмотреть, как она снимается в столь откровенной сцене, они хотели сделать рекламу своей картине. Их расчет полностью оправдался: сделанные в ту ночь фотоснимки облетели все популярные печатные издания. Более того, эту сцену большинство людей знает именно по этим фото, а не кадрам из фильма.

По сюжету, два главных героя (Мэрилин и женатый мужчина, которого она пытается соблазнить) выходят из кинотеатра, и Монро встает на решетку вентиляции метрополитена, чтобы освежить себя в душную летнюю ночь (которая, на самом деле, была довольно прохладной) идущим оттуда потоком воздухом, который «неожиданно» для нее сильно задирает платье, открывая нашему взору ее стройные ноги. «Разе это не прекрасно?» — спрашивает она при этом. Да, Мэрилин, это было прекрасно.

3b2monroe-bw-37p-808x1024

Разумеется, силы воздуха, идущей из настоящей вентиляции не хватило бы, чтобы так сильно поднять пусть и столь легкое платье, какое в тот момент было на Мэрилин Монро. Поэтому для создания данного эффекта под решеткой был установлен вентилятор, которым управлял специалист по спецэффектам.

Все шло хорошо: как и ожидали продюсеры фильма, поглазеть на кинозвезду пришла толпа людей, в основном мужчины. Они собрались вокруг съемочной площадки и в окнах близлежащих домов и в течение двух часов наблюдали за съемками картины, а точнее за тем, как полы платья Мэрилин поднимались и опускались, а затем снова поднимались, и снова опускались… Когда воздух задирал юбку, они кричали «Выше, выше!».

«К сожалению, среди них был и муж Мэрилин Джо ДиМаджио, — рассказывает режиссер фильма Билли Уайледр. – И ему совершенно не понравилось то, что он там увидел наряду со всеми остальными».

3472957870_98b445782b_z

ДиМаджио, о котором позже говорили, что он ревновал Монро к каждому мужчине, не планировал идти туда, решив подождать свою жену в отеле. Однако журналист Уолтер Винчел уговорил его пойти. Мэрилин Монро не была рада появлению мужа на площадке. Однако еще больше был недоволен сам он: толпа мужиков, глазеющая на исподнее его жены, привела его в бешенство. Ночью у пары произошла крупная ссора, из номера доносились крики и звуки борьбы. На утро ее визажисту и парикмахеру пришлось приложить не мало усилий, чтобы спрятать синяки, красовавшиеся на лице. Через три недели Монро подала на развод.

Скромнее и короче

В результате, отснятые материалы так и не вошли фильм. Сцена переснималась заново: уже на студии и без посторонних глаз. Конечный вариант, который включили в финальную монтажную сборку, оказался куда более скромным и пристойным, чем первоначальный.

Выдвигалось много версий, почему оригинальная пленка, позже бесследно исчезнувшая, не была использована. Кто-то полагал, что вся история со съемкой на улицах Манхэттена была сделана исключительно в рекламных целях (чему помог и скандал с разводом Монро). Другие считали, что снятый в ту ночь вариант был слишком откровенным, и Мэрилин попросила переснять его, сделав более приличным, чтобы еще больше не раздражать мужа. Бытовала также и весьма экстравагантная версия, что в тот момент на кинодиве не было нижнего белья. Однако Уайлдер всю свою жизнь последовательно опровергал это, утверждая, что на ней был не один, а несколько комплектов белья.

Историки кино полагают, что все эти причины могли вместе повлиять на решение не использовать сделанные на улицах Нью-Йорка кадры. Как бы там ни было, факт в том, что визитной карточкой «Зуда седьмого года» стала не сама сцена из фильма, а фотоснимки, снятые репортерами в ту ночь.

%d0%bc%d1%8d%d1%80%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d0%bd-%d0%bc%d0%be%d0%bd%d1%80%d0%be

Кинолюбитель

Однако вернемся к Шульбэку. В его семье история о том, как он снимал Монро, стала легендой. Его правнучка Бонни Сиглер рассказывает, что он часто не без хвастовства рассказывал ее. Однако никто не знал доподлинно, существовала ли эта пленка в реальности (непонятно, по какой причине — К.А.).

Шульбэк был страстным кинолюбителем. Он не расставался со своей камерой ни при каких обстоятельствах и записывал все, что можно. Однажды он снимал свою дочь весь день — от пробуждения до сна — и смонтировал из этого фильм. В его коллекции сохранились сотни отснятых материалов, среди которых должна была находиться та самая пленка.

Проверить так ли это или нет удалось лишь в 2004 году, когда Шульбэк переезжал на новое место жительства. Его внучка со своим мужем, разбирая одну из комнат, обнаружили в ней большое количество контейнеров с кинопленкой. У мужа, такого же синефила, как и Шульбек, сразу же загорелись глаза: возможно среди них и была пленка с Монро, о которой он слышал из семейных легенд.

Однако выяснить это было не так-то легко: коробки лежали без маркировки, да еще во многих пленка не была уложена должным образом и походила на перепутавшийся клубок с нитками. В ту же ночь он стал кропотливо просматривать записи, многие из которых пришлось чинить. Там было все: семейные торжества, парады, посиделки в барах. И посреди всей этой повседневности внезапно перед ним предстала сама Мэрилин Монро, безуспешно пытающаяся укротить свое платье. «Это было поразительно: миф оживал на глазах, — рассказывал он. — Она была похожа на парашют с двумя стройными ножками внизу».

По кадрам видно, что Шульбэк смог занять очень удачную позицию для съемки: он снимал практически из-за плеча Билли Уайлдера (его силуэт отчетливо виден на видео справа). Механические камеры не могли вести запись в течение долгого периода времени, поэтому каждые 25 секунд ему приходилось заводить свой «Bolex».

Обнаружив пленку, чета Сиглер поспешила обрадовать самого Шульбэка. Он был счастлив: его история подтвердилась, хотя он-то в этом, разумеется, никогда и не сомневался. На опубликованном видео также присутствуют и другие записи с Монро, сделанные Шульбэком. И все в цвете! Настоящая находка для любого киномана. Наслаждайтесь!

Эмир Кустурица в передаче «Чай с Захаром»

С Новым годом, друзья!

Эмир Кустурица уже побывал в гостях у Захара Прилепина в его передаче «Соль«.

Теперь он снова пожаловал к нему в гости, чтобы пообщаться в другой его телепрограмме — «Чай с Захаром». Приятного просмотра!

А. Адабашьян в передаче «Чай с Захаром»

Александр Адабашьян стал гостем Захара Прилепина в его телепрограмме «Чай с Захаром» на телеканале Царьград. Рекомендую. Очень интересное интервью. Чувство юмора у Адабашьяна потрясающее, а точность оценок, как всегда, на высоте.

Чай с Захаром: интервью с Никитой Михалковым

На телеканале «Царьград» вышел новый выпуск авторской передачи писателя Захара Прилепина «Чай с Захаром». В гостях — кинорежиссер Никита Сергеевич Михалков.
Любопытно, что по ее итогам нацбол Прилепин написал, что у него и монархиста Михалкова во многом в голове одно и то же))

Бесогон: Россия между прошлым и будущим

«Бесогон: Россия между прошлым и будущим» — это сборник публицистики Никиты Михалкова по мотивам его одноименной передачи «Бесогон». Впервые тема его книги не кино, а политика и только политика. Фактически тексты сборника – это расшифровка наиболее популярных выпусков «Бесогона». Отсюда проистекают слабые и сильные стороны. Зачастую хороший писатель – плохой оратор. И наоборот. Михалков – блестящий оратор и мастер визуального искусства. Он может без труда легко овладеть вниманием публики. Но систематическое изложение своих взглядов на бумаге – не его конек. Тем более, если это литературно причесанная расшифровка живой речи. Там где в видео-выпусках Бесогона работают артикуляция, интонация, модуляция голоса, мимика, энергетика и харизма, картинка и музыка, наконец, — в тексте остаются голые слова, теряющие свою убедительность. Поэтому читать Бесогон не так интересно, как смотреть.

Теперь о сильных сторонах. Многие выпуски Бесогона включают в себя обширное цитирование классиков и современных публицистов. В книге эти цитаты приведены полностью, в оригинале и их можно вдумчиво прочесть, перечитать, «пощупать», сделать закладочку и проч.

Больше всего мне понравились две главы про либерализм. В первой Михалков цитирует русских классиков: Чичерина, Достоевского, Ильина, Лескова… Читая их мысли, складывается впечатление, что они их писали не сто и больше лет назад, а сегодня, имея в виду современных «либеральных» деятелей. Ничего не изменилось.

Вот, например, что говорил Б.Н. Чичерин о либералах более 150 лет назад:

В практической жизни оппозиционный либерализм держится тех же отрицательных правил. Первое и необходимое условие — не иметь ни малейшего соприкосновения с властью, держаться как можно дальше от нее. Это не значит однако, что следует отказываться от доходных мест и чинов. Для природы русского человека такое требование было бы слишком тяжело. Многие и многие оппозиционные либералы сидят на теплых местечках, надевают придворный мундир, делают отличную карьеру, и тем не менее считают долгом, при всяком удобном случае бранить то правительство, которому они служат, и тот порядок, которым они наслаждаются. Но чтобы независимый человек дерзнул сказать слово в пользу власти, — Боже упаси! Тут поднимется такой гвалт, что и своих не узнаешь. Это — низкопоклонство, честолюбие, продажность. Известно, что всякий порядочный человек должен непременно стоять в оппозиции и ругаться.

За тем следует план оппозиционных действий. Цель их вовсе не та, чтобы противодействовать положительному злу, чтобы практическим путем, соображаясь с возможностью добиться исправления. Оппозиция не нуждается в содержании. Все дело общественных двигателей состоит в том, чтобы агитировать, вести оппозицию, делать демонстрации и манифестации, выкидывать либеральные фокусы, устроить какую-нибудь штуку кому-нибудь в пику, подобрать статью свода законов, присвоив себе право произвольного толкования, уличить квартального в том, что он прибил извозчика, обойти цензуру статейкою с таинственными намеками и либеральными эффектами, или еще лучше, напечатать какую-нибудь брань за границею, собирать вокруг себя недовольных всех сортов, из самых противоположных лагерей, и с ними отводить душу в невинном свирепении, в особенности же протестовать, протестовать при малейшем поводе и даже без всякого повода. Мы до протестов большие охотники. Оно, правда, совершенно бесполезно, но зато и безвредно, а между тем выражает благородное негодование и усладительно действует на огорченные сердца публики.

Во второй главе про либерализм Михалков дает слово самим либералам: шендеровичам, троицким, новодворским и гайдарам. Он приводит длинный ряд цитат этих господ о русском народе. А в конце прибавляет еще три цитаты: одну из немецкой брошюрки 1942 года «Недочеловек», другую из уст Гиммлера, а третью — Геббельса. И, вы знаете, без указания авторства слов сложно определить, где говорит современный российский либерал, а где нацист.

Так же весьма интересным получился раздел об Украине. А точнее то место, где приводятся выдержки из интервью с исполнительным директором «Института глобальных перспектив» при Колумбийском университете, профессором Полом Кристи, в котором излагается интересное мнение об истинных целях конфликта на Украине – «развод» Европы и России, разрушение экономических связей и втягивание ЕС в соглашение о свободной торговле с США.

А как вам эта цитата из статьи Ивана Ильина из далекого 1948 года?

Чтобы наглядно вообразить Россию в состоянии этого длительного безумия, достаточно представить себе судьбу «самостийности Украины».

Этому «государству» придется прежде всего создать новую оборонительную линию от Овруча до Курска и далее через Харьков на Бахмут и Мариуполь. Соответственно, должны будут «ощетиниться» фронтом против Украины и Великороссия, и Донское Войско. Оба соседних государства будут знать, что Украина опирается на Германию и является ее сателлитом и что в случае новой войны между Германией и Россией немецкое наступление пойдет с самого начала от Курска на Москву, от Харькова на Волгу и от Бахмута и Мариуполя на Кавказ. Это будет новая стратегическая ситуация, в которой пункты максимального доныне продвижения германцев окажутся их исходными пунктами.

Нетрудно представить себе и то, как к этой новой стратегической ситуации отнесутся Польша, Франция, Англия и Соединенные Штаты; они быстро сообразят, что признать самостийную Украину — значит отдать ее германцам (т. е. признать Первую и Вторую мировые войны проигранными!) и снабдить их не только южнорусским хлебом, углем и железом, но и уступить им Кавказ, Волгу и Урал.

Поразительно, не правда ли?

Вот в этом основная ценность данного издания. Это своего рода путеводитель по истории русской мысли, иллюстрация ее непреходящей ценности и актуальности. Для человека мало знакомого с данной темой, это послужит первой ступенью для дальнейшего самостоятельного ознакомления с классиками.

Качество издания
Бумага – газетная, но вполне приличного качества. Присутствует множество иллюстраций, напечатанных так же на газетной бумаге. Опечаток не встречал.

Оглавление:

Пример страницы с иллюстрацией:

михалков

Эннио Морриконе: Я не люблю кошек!

Это смелое заявление маэстро Эннио Морриконе сделал в интервью газете The Guardian. И теперь я зауважал этого прекрасного человека еще больше. Ибо сегодня сказать, что ты не любишь кошек — это все равно, что выступить против тоталитаризма, однополых браков и певицы Джамалы.

А теперь все интервью в моем переводе:
Я становлюсь все более и более беспокойным. Даже несмотря на то, что сегодня я стал более уверенным в себе, моя необходимость самосовершенствоваться и делать все лучше – сильнее этого. Может показаться, что я постоянно нахожусь в тревоге и озабочен чем-то – так и есть. Моя работа налагает на меня большую ответственность.

Мое детство было тяжелым. Я рос в Риме во время Второй мировой войны. Вначале город был оккупирован немцами, потом союзниками. Иногда нам нечего было есть. После войны я узнал все те ужасные вещи, что происходили в те годы в других местах, и тогда понял, что был еще довольно счастлив.

Я рад наконец-то получить Оскар. Тарантино не показывал мне фильм, когда просил написать музыку для «Омерзительной восьмерки». Он просто прислал мне сценарий на итальянском. Мне и моей жене он понравился, поэтому я ответил «да».

Встреча с моей женой Марией и женитьба на ней – самые романтичные моменты в моей жизни. Она была подругой одной из моих сестер. Мы женаты 60 лет. Когда мне было 40, я сказал ей, что покончу с музыкой и посвящу свое время тому, что я называю «абсолютной музыкой». То же самое я сказал ей и в 50 лет, в 60, 70, 80. Может быть, когда мне исполнится 90 лет, я, наконец, выполню обещание и перестану писать музыку.

Я не люблю кошек. Я люблю лошадей, некоторых обезьян, милых, неагрессивных собак. Раньше у меня была большая прекрасная кошка. Однажды я пришел на кухню и увидел ее на столе, поедающую всю еду, которую мы себе приготовили. Я был так раздражен, что взял ее и отвез друзьям в деревню.

Серджио Леоне не сразу меня узнал. Один год мы с ним вместе учились в школе, когда были молодыми. Но когда он пришел, чтобы предложить мне написать музыку для его вестерна «За пригорошню долларов», он не знал, что я был тем самым Морриконе из школы. Только потом мы это поняли, и тогда я согласился.

Моя любимая пицца – Наполетана: томаты, моцарелла и немного анчоусов. На тонком тесте.

Я не знаю ни одного имени поп-певца. Поп-музыка стандартизована. Она делается, чтобы удовлетворить как можно большую аудиторию. Я тоже стремлюсь писать для как можно более широкой аудитории, но когда вы слушаете мою музыку, вы понимаете, что я изучил и освоил всю историю музыки.

Иногда я говорю: «Нет, этого я делать не буду». Работать с итальянским режиссером Пьером Пало Пазолини было замечательно. Но вначале он попросил меня вместо сочинения оригинальной музыки – адаптировать классическую. Я отказался, и он сказал: «Хорошо, пиши музыку, какую хочешь, если вставишь мажорные тона куда-нибудь». Это было нечто вроде суеверия, поэтому я пошел ему на встречу.

Я просыпаюсь ложусь спать  рано. Мой обычный распорядок: начинаю день с упражнений, затем читаю газету. К 9 утра я уже начинаю писать музыку и продолжаю до ланча. Затем ланч с моей женой и беседа с ней. Потом – снова музыка.

Все мы умрем. Я не особенно этого боюсь. Чего я реально боюсь – умереть до моей жены. Я оставлю ее одну или наоборот. Идеально было бы умереть вместе.

Софи Лорен «Вчера, сегодня, завтра. Моя жизнь»

Недавно приобрел очень интересную книгу: автобиографию Софи Лорен «Вчера, сегодня, завтра. Моя жизнь».

В ней София Лорен предстает не только как прекрасная женщина, талантливая актриса, но и как неплохой литератор. Не знаю: помогал ли ей в написании профессиональный журналист или писатель, — но в итоге получился хороший, цельный текст. Что для автобиографической прозы редкость. Очень часто даже великие режиссеры, будучи прекрасными ораторами, терпят фиаско в написании книг. У них получается  довольно бессвязный набор историй, перемешанный с собственными размышлениями.
Софи Лорен же с самого начала задалась целью – рассказать сказку своей жизни. Ибо из книги «Вчера, сегодня, завтра. Моя жизнь» становится ясно, что действительно её судьба подобна сказке: из тощей некрасивой дочки матери-одиночки, проведшей юность в бедности, она стала всемирно известной кинодивой. И вот, следуя этой цели, она довольно подробно и обстоятельно рассказывает свою историю: военное детство, оккупация, бомбежки и голод; упорные попытки пробиться в мир моды и кино в молодости; отношения с продюсером и мужем Карлом Понти; превращение из Софии Шиколоне в Софи Лорен; роли в кино; дружба с великим Витторио де Сика; дети, внуки и счастливая старость…

20151214_011421.jpg

Вообще, судьба Лорен дает понять, почему же в старом кино было столько талантливейших актеров, которые одновременно, будучи яркими индивидуальностями, вместе с тем создавали архетипичные, истинно народные образы в кино.
Ведь, у той же Софи Лорен нет актерского образования (в нашем понимании). Зато какой талант! И судьба народа, которую она разделила сполна: познала и крайнюю нужду, и вшей, и бомбежки, и безотцовщину. Потому такое кино и снималось, что в Италии, что у нас. Люди проживали настоящие судьбы, непростые, тяжелые, проживали их не в отрыве от жизни народа. А сейчас, что может сыграть какая-нибудь рафинированная девАчка-овощь из мегаполиса (у нас или в тех же США)? Потому и игра актерская в США превратилась во многом в штамп: кино и ТВ заменили реальное наблюдение за жизнью.

Полиграфия
Никаких претензий к качеству издания. Хорошая офсетная бумага, страницы практически не просвечивают, достаточно крупный и не слишком контрастный шрифт. Суперобложка.
В середине книги имеется вставка с большим количеством редких и интересных фотографий на глянцевой бумаге.

20151214_011708.jpg

Вердикт
Однозначно стоит приобрести поклонникам Софи Лорен и просто любителям кино.

Никита Михалков: Сванидзе и Ко. — пятая колонна

Никита Михалков дал интересное интервью интернет-изданию «Свободная пресса».