Tag Archive | рецензия

«Нелюбовь» — кино человеконенавистническое

Откопал интересную и важную рецензию на фильм «Нелюбовь» Андрея Звягинцева. Автор Зинаида Пронченко с сайта Кольта.ру.
Похоже, не один я заметил, что г-н Звягинцев превратился в скучного и предсказуемого крахобора. Ядовитого ханжу, делающего непомерные и пошлые обобщения.

Вот, что пишет Пронченко.

Если «Левиафан» почвенники упрекали в очернительстве современной России, то «Нелюбовь» можно смело записать в кино человеконенавистническое вообще. Теперь уже точно ясно — Звягинцеву нет дела до России и лично Путина, он смотрит на вещи шире: грех не имеет национальной принадлежности, история не компрометирует географию.

Диалог с публикой, начатый Звягинцевым в «Елене», выглядит как беседа полотера-самозванца Воронова с сибирским писателем Ермаковым из «Я шагаю по Москве».
«Что ж все люди сволочи?» — спрашивает зритель. «Люди… людьми движут любовь, голод и страх смерти, то есть эгоизм, — отвечает режиссер (с одной поправкой — теперь и любовь списали со счетов). — А остальное — лакировка действительности».

Зарубежная пресса сравнивает Звягинцева с Бергманом и Антониони, но потому, что они просто не слышали про группу «Ленинград» — только у Сергея Шнурова получается поженить лабутены с самодержавием и народностью. Звягинцев же чужд всякой иронии, для него треники Bosco Sport Russia и Дмитрий Киселев (или, шире, телевидение — очевидно, что ВГТРК тут можно легко заменить на Fox News) — это полноценные знамения апокалипсиса и Страшного суда.

Кстати, про суд: совершенно непонятно, зачем автор подвергает своих героев мучениям, если заранее решил, что очищение невозможно. «Нелюбовь» — кино про нелюдей. По сути, все действующие лица фильма — персонажи трэшовых новостей из интернета типа: в городе N бабушка убила внука, укравшего пенсию, и пожарила его на сковородке, или, наоборот, внук бабушку. Женя, Борис, офисные коллеги, полицейские, да даже волонтеры лишены напрочь каких бы то ни было человеческих чувств, они живут инстинктами — самосохранения и размножения. Мир Звягинцева населен млекопитающими.

Самое важное в «Нелюбви» (да и вообще во всем творчестве Звягинцева) — это, конечно, ставший уже фирменным прием: обобщения. Борис и Женя — идеальные незнакомцы. Вроде бы столько говорящих деталей — иконы, радиосводки, селфи, быт, но это все «о времени», а не о конкретных людях, чью историю нам как бы рассказывают. Мы не знаем, кто они и откуда, — как же мы поверим, что они идут именно туда, куда их тащит хотение режиссера? «Нелюбовь» — новая абстракция Звягинцева, который толкует об универсальном, вселенском, потому что частного, интимного про своих героев попросту не знает.

P.S. На фото великий обличитель пороков г-н Звягинцев со своим идейным (видимо) дружком и коллегой, поклонником творчества Айн Рэнд — Евгением Чичваркиным. По всей видимости, Чичваркин, согласно Звягинцеву, является настоящим примером истинной любви (он ведь не смотрит Киселева).

Реклама

«Время первых» (2017) — эмоциональная рецензия

Хочется признаться в любви. Любви к послевоенному поколению, которое стояло у истоков не только отечественной, но и мировой космонавтики. Я всегда преклонялся перед этими людьми. В них все самое лучшее от русского человека, от русской истории. Многие из них, как Павел Беляев, прошли войну. Кто-то, как Сергей Королев, лагеря. Но ничто их не сломило. В них была удивительная жажда жить: творить, любить и мечтать.

Вспоминается диалог инженера Тимофеева из картины/спектакля «Пять вечеров». Он прошел войну, вернулся с нее, пошел учиться. Одновременно работал грузчиком, чтобы заработать на пропитание в голодные послевоенные годы. Потом с «дубовой головой» сидел на лекциях. Стал главным инженером крупнейшего в Союзе предприятия. А еще семья, дети, воспитание, забота о стариках, обустройство жилья… Находились силы для всего. И это не какая-то удивительная история, по которой можно было бы снять «мотивирующее кино» в фальшиво-сентиментальном голливудском стиле. Это самая заурядная биография тех лет.

Этот инженер-фронтовик и многие другие подобные ему подарили человечеству надежду на мир, задушив нацизм. Потом они подарили ему мечту о звездах, открыв космос.

Как это не похоже на современных «овощей», выросших в крупных мегаполисах. У них вызывает фрустрацию перекопанный тротуар, где рабочие обустраивают зоны отдыха, кладут плитку, сажают деревья и устанавливают скамейки. На которых они же через месяц сами будут сидеть со своими айфонами. Им все кругом должны: родители, государство. Их мечта – безвизовый режим с ЕС. А лучше вообще «свалить из этой страны». Неужели и они – семя тех богатырей, которые «видели звезды сквозь потолок»?

«Время первых» — это напоминание нам о том, кто мы есть. Чьи мы дети. Что мы можем. Смотря на уже кажущееся сегодня старым оборудование из фильма, помните, что это – «ультрахайтек», передовая науки тех лет. И весь этот «хайтек» создавался под нашими знаменами. Я далек от симпатий к коммунистической партии, но у меня замерло сердце от восторга, когда камера взяла крупным планом взлетающую ракету, и на несколько секунд весь кадр занял изображенный на ней флаг СССР. Вспомнилось сразу: «Я русский! Какой восторг!»

То было время первых, наше время. Его творили не какие-то стальные люди. Нет. Это были наши родственники, многие из которых еще живы. Что могли они, можем и мы. Хотя бы потому, что им было во сто крат тяжелее. Если картина Дмитрия Киселева поможет это вспомнить, немного развеять морок эгоизма, потребительства, «расслабухи» и духовной тупости, то авторы свою задачу выполнили.

P.S. Сознательно не стал писать об огрехах, которые, безусловно, в фильме есть. В целом, картина удалась, как в техническом плане, так и в драматургическом. Она достойна героев, о которых рассказывает.

Завершу текст словами Юрия Гагарина:

Укрощение огня

«Притяжение»: технический прорыв, интересный сеттинг, плохая история (рецензия)

I Синопсис

В воздушное пространство России вторгается НЛО, военные его сбивают, и объект падает в московском районе Чертаново. Вскоре выясняется, что это инопланетный корабль с зелеными человечками на борту. Войти в контакт с пришельцами удается лишь дочке военного коменданта Москвы (Олег Меньшиков), которая влюбляется в одно из них.

II Технология

Дорогие блокбастеры, такие как «Притяжение», являются своего рода демонстрацией технических достижений индустрии. Высокой художественности от подобных кинолент никто не ждет. И, надо признать, в плане технологий «Притяжение» вплотную приблизилось к Голливуду. Компьютерная графика выглядит убедительно, нет ощущения «бюджетности», которое частенько возникает при просмотре российских лент.

Картине также пошло на пользу, что Бондарчук перестал играть в «творческий тандем» с Максимом Осадчим и сменил оператора, пригласив Михаила Хасая. Результат оказался положительным: изображение приятное, цвета естественные.

III Сеттинг

Надо отдать должное Бондарчуку: он первым понял, чего не хватает нашим высокобюджетным киноаттракционам. Все последние картины подобного масштаба рассказывали в основном об исторических событиях («Адмиралъ», «Сталинград», «Викинг», «Битва за Севастополь»). Молодым зрителям (основная аудитория блокбастерного кино) сложно ассоциировать себя даже с персонажами недавнего прошлого, я уже не говорю про более давние эпохи.

Поэтому появление на экране молодежи из Чертаново — это шаг логичный и давно ожидаемый. В них зритель узнает соседа по лестничной клетке, ученика из параллельного класса, девушку, с которой вчера ехал в маршрутке и проч. Герои так же говорят, как он, у них те же проблемы. Как результат, подросток смотрит кино про себя и свою жизнь. А это уже совершенно другой уровень эмпатии и погружения.

Отдельно отмечу, что наконец-то появился фильм, в котором достойно отображена современная российская армия и ее вооружения. Так себя в кино обычно показывают американцы: агрессивно, эффектно и патриотично.

Притяжение (2017) - кадр

IV Сюжет/Идея

Я люблю фантастическую литературу, поэтому следить за сюжетом «Притяжения» было откровенно грустно. Может показаться, что этот жанр легкий — выдумывай, что хочешь. Но это не так. Фантастический мир должен быть детально проработан и внутренне логичен. Так, создавая «Особое мнение», Спилберг пригласил целую команду специалистов, которой поручил спрогнозировать, какого уровня достигнет развитие технологий к описываемому в фильме 2054 году. Ему это было нужно для того, чтобы его герои и все, что их окружает, выглядело убедительно (и это при том, что фильм основан на повести классика фантастической литературы — Филипа К. Дика).

У Бондарчука же такой проработки нет, все «от балды». Пришелец с планеты, где все живут вечно, выглядит как фотомодель или, на худой конец, московский хипстер. Между тем, сценаристам стоило бы обратиться к социологам, психологам, антропологам, физикам и медикам, чтобы те попробовали описать человека, который не знает смерти и старения. Боюсь, результат получился бы такой, что о любовной линии между главной героиней и инопланетянином пришлось бы забыть. Мир, из которого он прибыл, нарисован опять-таки «от фонаря», будто режиссер сказал «сделайте футуристично». Непонятно, как в нем жить. Никак не поясняется физическая природа тех технологий, которыми владеют инопланетяне.

При этом Бондарчук решил поумничать и внес в картину «мораль» и даже критику действительности. Заключается она в том, что-де «пришельцы — не всегда злодеи» (иностранцы?), а «земляне (россияне?) — агрессивные и плохие». Иллюстрируется эта мысль так. Злые люди сбили неопознанный летающий объект, который вторгся в воздушное пространство. А, по Бондарчуку, нельзя было этого делать — следовало подождать и посмотреть, вдруг это огромное ведро прилетело с добрыми намерениями…

Про то, что сценарий изобилует многочисленными дырами, несуразностями, что герои действуют как кретины, и все вокруг им в этом помогают — я даже не упоминаю, ибо никто другого и не ждал.

V Заключение

Федор Бондарчук в очередной раз доказал, что он отличный менеджер: ему удалось привлечь инвесторов, собрать команду профессионалов, которая смогла реализовать технически сложный проект на «голливудском» уровне (см. II). Также ему удалось угадать, чего ждет зритель (см. III), и вновь проявить свое чутье на молодых неизвестных актеров — полагаю, что после этой картины их карьеры пойдут вверх. Вместе с тем, он снова продемонстрировал, что художественные дарования его крайне ограничены и сказать ему нечего (см. IV).

Парад идиотов (1992) — рецензия

Не буду тянуть до конца отзыва, где обычно подводится итог, и скажу сразу: это настоящий провал. Тем более досадный, что в режиссерах значится (чему я был немало удивлен) знаменитый Ив Робер, мастер комедийного жанра, подаривший нам шедевр про высокого блондина.

Во втором абзаце зачастую рецензенты помещают описание сюжета картины, однако, на этот раз придется сделать исключение, потому что ничего похожего на него в «Параде идиотов» не обнаружено. Вместо этого – серия гэгов и шуток, без какой-либо внутренней логики или понятной зрителю взаимосвязи. Единственное, что их объединяет – это главный герой. Но и то не всегда. Какая-то более-менее вразумительная последовательность событий и даже драматизм появляются ближе к концу и ненадолго. (Для тех, кому все-таки любопытно: вот как выглядит аннотация к фильму — «Пятидесятилетний мужчина в самом расцвете своих сил влюбляется в девушку по имени Луиза. Но к сожалению, влюбленным катастрофически не везет. Они никак не могут остаться наедине. После тщетных попыток скрыться от чересчур навязчивых знакомых и родных, влюбленным остается, как кажется, последний шанс — удрать в Нью-Йорк…»)

Жан Рошфор, замечательный артист, которого все прекрасно знают в основном по ролям второго плана, увы не вытянул фильм, сыграв в нем главную роль. Положение усугубляет еще и жанр картины. Для героя комедии нужна совершенно особенная харизма, которой Рошфор либо не обладает, либо режиссеру не удалось ее раскрыть (что неудивительно для фильма без сюжета).

Картину не спасают ни блестящие комики Жан Карме и Жак Вильре, появившиеся в нескольких сценах, ни замечательная музыка Владимира Космы, ни Миу-Миу, которой на момент съемок было уже 42 года (надо отметить, что на ее обаянии этот факт никак не сказался).

P.S. Я написал эту рецензию года полтора назад и так и забыл ее «выпустить в печать». Все это время она пролежала без дела на жестком диске, пока сегодня я случайно не наткнулся на нее. И лучшим доказательством того, что все в ней написанное было правдой, оказался тот факт, что, читая ее, я не смог вспомнить, о каком фильме идет речь. Даже отыскав его описание в интернете, я так и не припомнил, о чем он. А посмотрев несколько отрывков из него, я осознал, что не нашел там практически ни одного знакомого кадра, будто я его и не смотрел вовсе. Поверьте, такое со мной редко случается. Моя память как у всякого порядочного кинолюба заточена под кино, из-за этого в ней в т.ч. скопилось много мусора из когда-то краем глаза просмотренных фильмов. Если в ней не оказалось места «Параду идиотов», то это означает только то, что фильм на редкость пустой и невзрачный.

Американцы о фильме «Белый тигр»

Весьма интересную рецензию на фильм Карена Шахназарова «Белый тигр» опубликовал американский портал War is boring. На удивление, ее автор автор — американец — оказался более внимательным и чутким зрителем, чем основная масса наших доморощенных потребителей голливудского хлама. Он без труда докопался до сути того, что хотел сказать Шахназаров.

Вот два отрывка оттуда:

Мистицизм фильма «Белый тигр» уходит своими корнями в исторический опыт России и передает совершенно определенную мысль.

Сотни километров между Германией и российскими Уральскими горами — это по большей части открытое и плоское пространство, где главная роль принадлежит танкам. Немецкие танки почти уничтожили Россию, а русские танки спасли ее.

***

Эта речь Гитлера перекликается со стереотипической покорностью русских перед историей: за свою многовековую историю иностранных вторжений русские успели усвоить, что война действительно никогда не кончается. Немецкий «Тигр» — или, возможно, весь Запад — всегда будет прятаться в лесу в ожидании удобной возможности для нападения.

«Он ждет, — предупреждает Найденов. — Он готов ждать 20 лет, 50, 100, но он обязательно появится вновь и нанесет удар… Вы знаете, что нужно делать»

Никита Михалков: Территория моей любви (обзор книги)

Не так давно Никита Михалков, наконец-то (мы все этого давно ждали) выпустил свою автобиографию – «Территория моей любви». Я её прочел, теперь докладываю вам о своих впечатлениях.

Автопортрет
Безусловной отличительной и положительной чертой «Территории моей любви» является то, что из нее хорошо видно, каков Михалков-человек: его буйный и неукротимый нрав, деятельный характер, страстная натура, железная целеустремленность, огромный талант и одновременно нежная любовь к своим корням, родителям, родной земле, основательная семейственность, умение дружить по-настоящему, по-братски и фанатичная приверженность профессии. Это большая редкость. Зачастую именитые люди в своих автобиографиях либо стараются казаться не тем, кто они есть на самом деле. Либо шифруются. К примеру, из блестящей трехтомной автобиографии Георгия Данелии мы не можем понять, что из себя представляет сам автор как личность. Она остроумно и интересно написана, читать её – одно удовольствие. Но вот, каков сам Данелия – это ускользает от читателя. Михалков же бесстрашно раскрывается читателю: вот он я, такой, какой я есть! И в этом весь он.

Содержание
Книга начинается с главного – с корней. Никита Михалков много места уделяет родословной и своей семье: матери, отцу, брату. Описывает институтские годы, путь в кино, службу в армии (один из самых интересных эпизодов, кстати). Подробно говорит и об отношениях с Анастасией Вертинской и будущей женой Татьяной Соловьевой. Основная часть книги, конечно же, посвящена картинам Михалкова: как снятым им, так и тем, в которых он выступил только актером. Отдельный раздел Михалков посвятил изложению своего видения режиссерской профессии, актерской школы, искусства в целом. Здесь он высказывается и о проблемах в современном киноискусстве, описывает свои опасения и тревоги по этому поводу.

Немного дёгтя
Теперь о плохом. Негативной стороной автобиографии можно назвать её некоторую поверхностность и краткость. О многих вещах Михалков упоминает вскользь, в то время, как читатель ждет подробностей. Вроде бы начинается интересная история или кинематографический анекдот и бац! Михалков его обрывает на самом интересном месте, говоря «а об этом я расскажу как-нибудь в другой раз». Если у Данелии на описание создания одного фильма уходило около 10 рассказов по несколько страниц каждый, то Михалков порой ограничивается одной единственной страничкой. И этого для любителей его кино – очень мало. Требуем больше!)

Издание
Издание качественное. Бумага офсетная, шрифт достаточно крупный, без опечаток. Имеется большое количество иллюстраций: черно-белых на офсете, цветных в глянцевых вставках. Суперобложка. Под ней очень приятная на ощупь твердая обложка (см. фото).

Оглавление
территория моей любви книга

территория моей любви книга

Примеры страниц с иллюстрациями
территория моей любви книга

территория моей любви книга

территория моей любви книга

H1200004.JPG

Дорога на Берлин (2015) — рецензия

«Дорога на Берлин» — это один из фильмов на военную тему, выпущенных в 2015 году к 70-летию победы в Великой Отечественной Войне. Продюсер картины, Карен Шахназаров, решил вновь обратиться к творчеству Эммануила Казакевича и выбрал для экранизации его повесть«Двое в степи», соединив ее с дневниковыми записями Константина Симонова (до этого он спродюсировал один из лучших постсоветских фильмов о войне «Звезда», который так же был экранизацией Казакевича).

Сюжет:

Действие фильма происходит в Великую Отечественную войну. Главные герои — лейтенант Огарков и рядовой Джурабаев — молодые люди, выходцы из разных союзных республик, разные по характеру и жизненным позициям, но объединенные общей целью. В основе фильма лежат их сложные отношения и поступки, продиктованные фоном страшных событий войны. Это история о человеческих взаимоотношениях, истинных нравственных ценностях, долге перед Родиной, близкими и самим собой.

«Дорога на Берлин», на первый взгляд, производит впечатление ученической работы. Картина очень просто снята, без каких либо изысков, без претензии удивить зрителя картинкой, масштабом постановки, сценарными ходами или невероятным драматизмом. Никакой «игры в бисер», никаких сложных образов и проч. Видно, что режиссер очень точно, слово в слово следует сценарию, и у него получается, повторюсь, очень простое, будничное кино.

Но эта простота оборачивается плюсом, т. к. добавляет фильму искренности и убедительности. В последние годы большинство наших фильмов на военную тематику были сосредоточены на создании эффектного, яркого повествования («Сталинград» Бондарчука, «Битва за Севастополь»). Но вместе с этой пышной постановкой, как правило, исчезала искренность. «Дорога на Берлин» в этом отношении следует скорее советской школе военного кино.

В качестве примера возьму сцену штурма немецкими танковыми частями небольшой деревни. Одно дело, когда это снимается по-голливудски: с разных ракурсов, с эффектным освещением, в атмосферной дымке, с «реалистичной» камерой, патетической музыкой, затертым под хронику цветом изображения и проч. И совсем другое, когда перед вами яркий солнечный день и под стать ему цветастая картинка, естественное освещение. Едет немецкий танк. Режиссер никак не пытается обыграть его появление, усилить напряжение. Он просто показывает, как машина буднично едет, стреляет, попадает в солдат, падают убитые, кричат раненые, льется кровь… Очевидно, что настоящая война скорее похожа на последний вариант, а не на голливудский 3D-пиф-паф. Именно так и снята «Дорога на Берлин».

Знаменитый венгерский режиссер Иштван Сабо, прославившийся в эпоху Новой волны своими яркими и необычными в стилевом отношении картинами, свои поздние фильмы называл «чистым кино», потому что в них он отказывался от экспериментов с монтажом и стилем и сосредоточивался на самой истории, её драматургии и героях. «Дорога на Берлин» — это именно такое «чистое кино» и есть. И благодаря этой чистоте в фильме не заслоняется ни чем главное — кто и какой ценой победил в той войне. Так же как в простой и ясной прозе Казакевича отчетливо вырисовывались лица этих простых солдат, рядовых Джурабаевых и лейтенантов Огарковых, которые на своих плечах вытащили страну и мир из пропасти.

И еще. В картине нет ни одной фальшивой нотки. Ни одной. И это заслуга режиссера, который, конечно, никакой не студент, а 40-летний опытный режиссер — Сергей Попов.

«Кинолюбитель» (1979) — особая роль документа

«Кинолюбитель» — возможно, самая сильная картина Кшиштофа Кесьлевского, снятая в Польше. И уж точно, один из моих самых любимых фильмов в его фильмографии.

Сюжет
Главный герой, Филип, работает снабженцем на заводе. Он покупает себе любительскую кинокамеру, чтобы запечатлеть на память рождение дочери. Об этой покупке (в то время кинокамера – была большая редкость) узнает директор завода и просит его заснять праздничное мероприятие, посвященное юбилею предприятия. Филип соглашается, и с этого момента его жизнь круто меняется. Картину отправляют на фестиваль, она занимает третье место. Ему предлагают сотрудничество: снимать собственные документальные фильмы. На заводе Филипу выделяют целое помещение под мини-студию, покупают камеру.

И вот, овладев  возможностью влиять на умы и души людей с помощью искусства, он бросается снимать фильмы, критикующие действительность. Это неизбежно сталкивает его с руководством завода, которое и дало ему шанс из рядового сотрудника стать кем-то большим, и на которое и обрушивается в итоге его критика… Вдобавок еще и жена не одобряет новое «призвание» мужа. Жизнь идет под откос.

«Кинолюбитель» — это очень сложное, многогранное произведение со свойственным для Кесьлевского парадоксальным взглядом на мир и стремлением заглянуть за ту грань, где начинается непознаваемое. Понять его непросто, несмотря на то, что, казалось бы, основные сюжетные линии ясны и все «как бы» лежит на поверхности. Тем не менее, я, пожалуй, только сейчас, просмотрев картину 5-6 раз, сформулировал для себя её основную идею.

Многие ошибочно трактуют «Кинолюбитель» как историю о том, что невозможно совмещать искусство и семью. Сам Кесьлевский про это говорил так:

««Кинолюбитель» вовсе не о том, что нельзя совместить. Можно. Во всяком случае, можно попытаться. Постоянно быть с домашними не менее рисовано, чем часто разлучаться. Дело ведь не в количестве времени».

Неверно было бы истолковывать этот фильм и как историю сугубо политическую. Кесьлевский в отличие от Вайды никогда не снимал политически ангажированного кино ни в пользу правительства, ни в пользу оппозиции. Не было ему свойственно и черно-белое мышление, которым было больно политически поляризованное общество тех лет.

«Кинолюбитель» — фильм очень личный. В нем Кесьлевский иносказательно описывает свой собственный опыт: ведь до прихода в художественное кино он был документалистом. Не любителем, а профессионалом. Снимая документальные картины, Кесьлевский достиг определенных высот и славы. Вместе с тем, он сделал для себя несколько важных выводов, которые повлияли на всю его жизнь и заставили сменить профессию.

1.Документальное кино в отличие от художественного совершенно безосновательно претендует на истину в силу самого факта, что имеет дело с реальными историями и героями. Но это иллюзия. Объективность документа не шире, чем рамки видоискателя. Автор по своему усмотрению оставляет за их пределами все, что не удовлетворяет его концепции. Вспомним дискуссию Филипа и директора. Она, как раз, в том числе и об этом.

2.Для документалиста, как и для журналиста, живые люди это рабочий материал и «хлеб». Он неизбежно использует их, выстраивая с их помощью дорогу к профессиональному успеху, славе и признанию. До самих людей, по большому счету, ему дела нет. Эта сторона вопроса выражена в герое Витека, помощника Филипа. Для него кино – это шанс выбиться в люди, уехать в большой город и «никогда оттуда не возвращаться». Характерна сцена, в которой герои смотрят по ТВ снятый ими фильм об одном из работников фабрики — карлике Вавжинце — в его квартире. Витек вскакивает, говорит тост, обещает, что это только начало, что они еще «всем покажут». Какое ему дело до Вавжинца, который в середине просмотра от избытка чувств вышел из комнаты и еще не вернулся? Да никакого. Или посмотрим на другую сцену, в которой Филип засвечивает пленку. Реакция Витека – бурное негодование, ругань. Возмущается ли он оттого, что им не удастся донести «правду»? Нет, он расстроен, потому что эта пленка была их билетом на ТВ, и теперь все пропало.

И так, документалист использует живых людей, как глину или другой строительный материал, и относится к ним соответствующе. Но, вместе с тем, то, что он делает (учитывая п.1) самым серьезным образом может повлиять и влияет на жизнь его героев.  Имеет ли он право выставлять кого-то в дурном свете, осрамить на всю страну, сделать посмешищем (вольно или невольно), эксплуатировать человеческие чувства ради самореализации, зарплаты, известности или награды фестиваля?  Для Кесьлевского это были серьезные вопросы. И он решил их для себя предельно честно и радикально —  уйдя в художественное кино.

Так поступил и главный герой, Филип, в конце картины, символически наведя камеру на себя. Он не отказывается снимать кино. Но вместо того, чтобы вмешиваться в чужие судьбы, судить о том, о чем не знает — он обращается к себе, своему внутреннему миру, к своему личному  опыту, т.е. к тому, что и составляет основу художественного произведения, которое априори является субъективным и не может претендовать на истину.

Финальная сцена

Софи Лорен «Вчера, сегодня, завтра. Моя жизнь»

Недавно приобрел очень интересную книгу: автобиографию Софи Лорен «Вчера, сегодня, завтра. Моя жизнь».

В ней София Лорен предстает не только как прекрасная женщина, талантливая актриса, но и как неплохой литератор. Не знаю: помогал ли ей в написании профессиональный журналист или писатель, — но в итоге получился хороший, цельный текст. Что для автобиографической прозы редкость. Очень часто даже великие режиссеры, будучи прекрасными ораторами, терпят фиаско в написании книг. У них получается  довольно бессвязный набор историй, перемешанный с собственными размышлениями.
Софи Лорен же с самого начала задалась целью – рассказать сказку своей жизни. Ибо из книги «Вчера, сегодня, завтра. Моя жизнь» становится ясно, что действительно её судьба подобна сказке: из тощей некрасивой дочки матери-одиночки, проведшей юность в бедности, она стала всемирно известной кинодивой. И вот, следуя этой цели, она довольно подробно и обстоятельно рассказывает свою историю: военное детство, оккупация, бомбежки и голод; упорные попытки пробиться в мир моды и кино в молодости; отношения с продюсером и мужем Карлом Понти; превращение из Софии Шиколоне в Софи Лорен; роли в кино; дружба с великим Витторио де Сика; дети, внуки и счастливая старость…

20151214_011421.jpg

Вообще, судьба Лорен дает понять, почему же в старом кино было столько талантливейших актеров, которые одновременно, будучи яркими индивидуальностями, вместе с тем создавали архетипичные, истинно народные образы в кино.
Ведь, у той же Софи Лорен нет актерского образования (в нашем понимании). Зато какой талант! И судьба народа, которую она разделила сполна: познала и крайнюю нужду, и вшей, и бомбежки, и безотцовщину. Потому такое кино и снималось, что в Италии, что у нас. Люди проживали настоящие судьбы, непростые, тяжелые, проживали их не в отрыве от жизни народа. А сейчас, что может сыграть какая-нибудь рафинированная девАчка-овощь из мегаполиса (у нас или в тех же США)? Потому и игра актерская в США превратилась во многом в штамп: кино и ТВ заменили реальное наблюдение за жизнью.

Полиграфия
Никаких претензий к качеству издания. Хорошая офсетная бумага, страницы практически не просвечивают, достаточно крупный и не слишком контрастный шрифт. Суперобложка.
В середине книги имеется вставка с большим количеством редких и интересных фотографий на глянцевой бумаге.

20151214_011708.jpg

Вердикт
Однозначно стоит приобрести поклонникам Софи Лорен и просто любителям кино.

Дерево детства — мультфильм Наталии Мирзоян

Оценивая «Дерево детства», надо, конечно, делать скидку на то, что это дебют Наталии Мирзоян в качестве единоличного автора мультфильма. В силу каких-то причин для своего первого подобного опыта она выбрала банальную историю на тему «куда уходит детство». И Мирзоян не смогла избежать штампов, даже прибегнув к аллегорическому, местами сюрреалистичному языку. Эта банальность проявляется и в плюшевом мишке – символе детства, и в том, как мальчик, засыпая, попадает в метафорическое пространство «дерева детства»: стена комнаты вдруг разрывается трещинами, из которых исходит сияние. Штамп? Да, штамп. Художественные образы, которые призваны символизировать те или иные идеи, кричат о своей сложности – верный признак того, что автор-новичок хотела как можно сильнее усложнить фильм визуально, старалась быть не совсем «понятной» зрителю, прикрывая этим содержательную нищету.

Но, повторюсь, это был дебют. В нем есть и достоинства: цельная стилистика, со вкусом проработанная нежная цветовая палитра, искусные прорисовка и анимация, приятные отсылки к классике советской мультипликации. Мирзоян показала, что инструментарием она владеет. Оставалось только определиться, что и как им выразить. И уже в следующем своем мультфильме «Чинти» она сделала в этом существенный прогресс.