Tag Archive | христианство

Продюсер «Викинга» ответил на критику родноверов

Мне пока еще не удалось посмотреть фильм «Викинг», однако, судя по всему страсти среди зрителей кипят, а вместе с ними происходит известное науке явление — «бурление говн».

Как я  и предполагал, активизировались т.н. родноверы — люди, открывшие себе через интернет все прелести «великой языческой культуры дохристианской Руси». Эти господа свято верят, что все языки произошли от русского, что арийцы — это русские люди, а египетские пирамиды, а также Великая китайская стена были построены русскими. При этом, их совершенно не смущает, что ни одного документального подтверждения этим, говоря прямо, бредням не осталось. По их версии, виной этому — вселенский заговор, из-за которого от русских людей вот уже 1000 лет утаивают «правду».

По всей видимости, отвечая на критику именно этих шизиков, продюсер «Викинга» Анатолий Максимов (между прочим, филолог-медиевист) дал большое и крайне интересное интервью для сайта Газета.ру.

Вот некоторые отрывки оттуда:

Зона поверхностного знания

Количество людей, которые разбираются в том, как происходило Крещение, превзошло самые смелые предположения. Все знают, что Русь крестили железом и кровью, но откуда все это знают?

Есть такая зона поверхностного знания, которая на деле является самой коварной формой незнания.

 

Огнем и мечом

Историк Василий Татищев в XVIII веке применил классическую гиппократову формулу врачевания «igni et ferro» («огнем и железом»), причем взял польскую транскрипцию — «ogniem i mieczem». Татищев говорил о том, что Крещение у нас шло непросто; это было мнение историка XVIII века, не подтвержденное фактами, но которое стало аксиомой.

В середине XX века академик Валентин Янин специально проводил раскопки в Новгороде, чтобы подтвердить гипотезу о том, как при крещении наши предки жгли и рубили друг друга.

Нашел он слой со следами большого пожара, в котором было несколько раннехристианских крестов — вывод из этой находки был для него очевиден: крестили огнем. Но города в те времена жили от пожара до пожара. Ученый просто проиллюстрировал свою концепцию. События, о которых рассказывает «Викинг», находятся в зоне интерпретации. Мы предлагаем одну из них. От той эпохи не осталось главных свидетельств — письменных памятников. Мы даже не знаем, какой была письменность у наших предков.

Если кому-то не верится в происходящее, стоит прочесть саму «Повесть…». Это лучшее, что мы можем сделать для своей аудитории — подтолкнуть ее к самостоятельному ощущению своей истории, которая в равной степени принадлежит нам всем. Мы только предлагаем свою интерпретацию событий.

 

Добро и зло

Язычники практиковали жертвоприношения — это достоверный факт. И для нас было принципиально важно, что переход в христианство был связан с отказом от этой практики. Что касается верований, благодаря «Повести временных лет» мы знаем богов славянского пантеона по именам, но, увы, не знаем их функционала. Историки предлагают многочисленные гипотезы: Перун-громовержец и прочее… но это не факты, а их реконструкция.

Кто такие были волхвы — жрецы – служители культа? Одинокие практикующие мистики типа индийских йогов? Никто не знает и, может быть, не узнает никогда.

Зато мы точно знаем языческую систему ценностей. Она дошла до нас в многочисленных вариациях благодаря мифам и сохранившимся религиозным текстам. Язычество принципиально не знает понятий добра и зла. Оно в высочайшей степени функционально: хорошо то, что приносит результат.

 

Современный мир — неоязыческий

Мы хотели посмотреть на это трезво, тем более что, как мне кажется, мы в значительной степени живем сегодня в неоязыческом мире. Может быть, это не очень приятно знать, но, по-моему, это правда.

Так, культовый фильм «Аватар» — языческое высказывание о единении человека с природой.

Глядя на отзывы о «Викинге», убеждаюсь, что влияние язычества сегодня огромное. Многие пишут о том, что Владимир «все испортил», «оторвал нас от национальных и природных корней»… У меня даже появилась любимая одна цитата из отзыва: «Тут какие-то мрази (полагаю, это мы…) пытаются сказать, что язычество и большевизм — это грязь и мерзость». Раньше никогда не думал, как близко связаны между собой эти понятия. Спасибо, теперь понимаю.

Очередной фильм о христианстве снимут в Голливуде

Кинопоиск сообщает:

Кевин Рейнольдс берется за проект под названием «Воскрешение». Речь в нем пойдет о первых сорока днях после возвращения Иисуса Христа к жизни.

Главным героем картины Рейнольдса станет римский центурион-агностик, которого Понтий Пилат отправляет расследовать слухи о воскресшем Иисусе. Центуриону нужно найти тело, чтобы подавить неизбежное восстание в Иерусалиме. На протяжении своего расследования герой разубеждается в сверхъестественности происшедшего, встречается с апостолами и прочими библейскими персоналиями, пересматривая события, последовавшие за воскрешением.

Интерес к экранизациям религиозных сюжетов недавно подхлестнул мини-сериал «Библия», десять эпизодов которого были показаны на History Channel. «Библия» собрала в общей сложности более ста миллионов зрителей. Сейчас из всего материала собирается трехчасовая версия, которая будет выпущена в кинотеатрах студией Fox и сосредоточится на воскрешении Христа

Что может заинтересовать Голливуд в Библейской тематике? Конечно, прибыль! Ну и, разумеется, они постараются сделать все как можно скандальней и провокационней, с выливанием ушат помоев на христианство (ведь, его можно чернить, как только захочется. Табу есть лишь на критику извращенцев) чтобы эту прибыль по возможности умножить за счет шума и споров, рожденных лишь наглостью, но не талантом авторов. Так и будет.

Кшиштоф Занусси: права большинства надо защищать в первую очередь

Снова возвращаюсь к передаче Стоп-кадр. На этот раз хочу опубликовать очень интересное интервью с великим польским кинорежиссером Кшиштофом Занусси. Отдельное спасибо ведущему Роману Оленеву за действительно интересные и важные темы, который он поднял в разговоре с мастером. Ни одного вопроса про российско-польские отношения, про политику и т.д. Только кино и важные мировоззренческие проблемы. Это удивительно для нашего ТВ, но вполне нормально для Стоп-кадра.

Здесь можно посмотреть интервью целиком. А ниже я предлагаю вашему вниманию  расшифровку наиболее интересных для меня мыслей, высказанных Занусси.

Кшиштоф Занусси (фото — Вечерняя Москва):
Кшиштоф Занусси

Про смерть

Роман Оленев: Вы часто подводите своих героев к порогу смерти и поэтому в Ваших фильмах нередко встречаются такие места как больница, церковь, т.е. пограничные пространства между этим миром и иным. Вы полагаете, что такой прием – это лучшая возможность поговорить со зрителем о главных вопросах жизни?

Кшиштоф Занусси: Задуматься о конце – значит задуматься о всей жизни. Смерть – это проверка: стоило делать то, что мы делали всю жизнь, или мы ошибались. <…> И мне кажется, что это огромная дыра в нашей современной культуре: у нас нет мужества признаться себе в том, что мы смертны. Все культуры во всю историю человечества всегда имели какой-то подход к смерти. А мы как будто выключили этот вопрос, будто его нет. А он есть, к сожалению.

Про поиск Правды, Тайну и веру
Р.О.: Вы нашли такую формулу, благодаря которой ваши фильмы оказались интересны и зрителям религиозного мировоззрения, и атеистам. В чем секрет такой универсальности?

К. З.: Если автору интересен поиск Правды, а не готовый ответ, то тогда он может пригласить зрителя вместе сомневаться, вместе размышлять. А если я прихожу как пропагандист, и у меня есть готовый ответ, который я хочу вбить в голову зрителя — тогда я могу делать рекламные ролики, но не буду считать себя при этом настоящим художником. Художник – это человек, который ищет Правду. Кто считает, что её нашел – тот её уже потерял.

Герои фильмов Занусси — это люди, ищущие ответы на вечные вопросы («Иллюминация» (1973)):
Иллюминация

Р.О.: А Вы замечали, что когда художник находит ответы на главные вопросы жизни, то у него либо исчезает само желание заниматься искусством, либо в его творчестве появляется назидательность и дидактизм. Например, как у Льва Толстого в последние годы его жизни.

К.З.: <…> Если он имел ответы, значит, его подход к Богу был уже не живой. Потому что к тайне нельзя подходить и говорить «я уже понял». <…>Те, кто «знают» ответы – это потерянные люди. <…> Нельзя заморозить нашу веру. Как и любовь. Она существует вечером, а утром её надо заново реставрировать. Верующий человек – это человек, который ищет. Есть прекрасные слова святого Августина (в них Бог как бы обращается к человеку): «Ты бы Меня не искал, если бы ты уже Меня не нашел». Значит все, кто ищут – уже нашли.

Когда человек не чувствует тайны, загадочности жизни – он становится метафизически слепым . И это настоящее несчастье. <…>Самое опасное — это самоуверенность людей, которые считают, что они уже все знают, все поняли, что все ясно, все легко и просто объясняется. В 19 в. был момент, когда люди так думали. Много ещё гуманистов живет на уровне этой классической физики. А мы уже пошли гораздо дальше. Сегодня наука открывает пространства, которые для религиозного человека уже давно знакомы.

Про права меньшинств
К.З.: Самое важное для равновесия общества – это права большинства. А если права меньшинств ставятся в центр — это может расшатать общество и довести его до распада. Надо, конечно, защищать и меньшинства, но во вторую очередь. Большинство должно чувствовать себя удобно и безопасно в своей собственной среде, в своей собственной стране. Проблема гомосексуалистов с точки зрения статистики ничтожна. Их не так много. Конечно, я бы хотел, чтобы они имели какие-то юридические возможности для передачи наследства и т.д. Но не надо это путать с браком, потому что он имеет совершенно другое значение. Причем в традиции почти всех культур мира: и в исламской, и в буддисткой и др. Главным кирпичом строительства общества является семья. А семья – это родители и дети.

И порой этот ответ они находили в семье… («Иллюминация» (1973)):
Иллюминация

О киноязыке
К.З.: На самом деле, язык кино 70-ых годов было гораздо более развит и богат, чем современный. Сегодня сделан огромный шаг назад. Когда в Америке, где люди всегда верят в прогресс, я говорю такие вещи, меня сразу обвиняют в ретроградстве. Подобный разговор я вел в Сиэтле. В этом городе расположены фабрики Боинга. Там я привел такой пример: посмотрите на самолетостроение. 30 лет назад я летел на Конкорде с двойной скоростью звука, почти 2 тыс. км/ч. Сегодня таких самолетов нет. Значит, были уже более совершенные самолеты, но экономика их не пустила, поэтому мы затормозили. Я не консерватор – я просто вижу, что язык Тарковского, Бунюэля, Годара, Бергмана, других мастеров 60-х, 70-хгодов сейчас кажется очень трудным, а в свое время он уже принимался.

«Один дома»

По ТВ сегодня крутили фильмы «Один дома» и «Один дома 2». Замечательное христианское кино от режиссера-христианина (по крайней мере, он им был). Прошло совсем немного времени — лет 20 — а уже невозможно представить, чтобы в США была снята и обрела популярность картина, в которой христианские символы были бы совершенно определенно и не двусмысленно связаны со спасением, добром, человеческим теплом, покаянием, прощением.