По млечному пути — фото со съемок

Моника Белуччи

Продолжаем следить за новым фильмом Кустурицы «По Млечному пути» (On The Milky road). На этот раз публикуем подборку фотографий со съемочной площадки. Живописный водопад, Моника Белуччи в мокром платье. Хорошее кино затеял Эмир Кустурица, очень хорошее))

 

Рекламная фотосессия:
По млечномупути

По млечномупути

По млечномупути

По млечномупути

По млечномупути

По млечномупути

По млечномупути

По млечномупути

По млечномупути

По млечномупути

По млечномупути

По млечномупути

По млечномупути

По млечномупути

По млечномупути

«Кинолюбитель» (1979) — особая роль документа

Amator-reż.-Krzysztof-Kieślowski-rok-prod.-1979-SF-TOR_prevka

«Кинолюбитель» — возможно, самая сильная картина Кшиштофа Кесьлевского, снятая в Польше. И уж точно, один из моих самых любимых фильмов в его фильмографии.

Сюжет
Главный герой, Филип, работает снабженцем на заводе. Он покупает себе любительскую кинокамеру, чтобы запечатлеть на память рождение дочери. Об этой покупке (в то время кинокамера – была большая редкость) узнает директор завода и просит его заснять праздничное мероприятие, посвященное юбилею предприятия. Филип соглашается, и с этого момента его жизнь круто меняется. Картину отправляют на фестиваль, она занимает третье место. Ему предлагают сотрудничество: снимать собственные документальные фильмы. На заводе Филипу выделяют целое помещение под мини-студию, покупают камеру.

И вот, овладев  возможностью влиять на умы и души людей с помощью искусства, он бросается снимать фильмы, критикующие действительность. Это неизбежно сталкивает его с руководством завода, которое и дало ему шанс из рядового сотрудника стать кем-то большим, и на которое и обрушивается в итоге его критика… Вдобавок еще и жена не одобряет новое «призвание» мужа. Жизнь идет под откос.

«Кинолюбитель» — это очень сложное, многогранное произведение со свойственным для Кесьлевского парадоксальным взглядом на мир и стремлением заглянуть за ту грань, где начинается непознаваемое. Понять его непросто, несмотря на то, что, казалось бы, основные сюжетные линии ясны и все «как бы» лежит на поверхности. Тем не менее, я, пожалуй, только сейчас, просмотрев картину 5-6 раз, сформулировал для себя её основную идею.

Многие ошибочно трактуют «Кинолюбитель» как историю о том, что невозможно совмещать искусство и семью. Сам Кесьлевский про это говорил так:

««Кинолюбитель» вовсе не о том, что нельзя совместить. Можно. Во всяком случае, можно попытаться. Постоянно быть с домашними не менее рисовано, чем часто разлучаться. Дело ведь не в количестве времени».

Неверно было бы истолковывать этот фильм и как историю сугубо политическую. Кесьлевский в отличие от Вайды никогда не снимал политически ангажированного кино ни в пользу правительства, ни в пользу оппозиции. Не было ему свойственно и черно-белое мышление, которым было больно политически поляризованное общество тех лет.

«Кинолюбитель» — фильм очень личный. В нем Кесьлевский иносказательно описывает свой собственный опыт: ведь до прихода в художественное кино он был документалистом. Не любителем, а профессионалом. Снимая документальные картины, Кесьлевский достиг определенных высот и славы. Вместе с тем, он сделал для себя несколько важных выводов, которые повлияли на всю его жизнь и заставили сменить профессию.

1.Документальное кино в отличие от художественного совершенно безосновательно претендует на истину в силу самого факта, что имеет дело с реальными историями и героями. Но это иллюзия. Объективность документа не шире, чем рамки видоискателя. Автор по своему усмотрению оставляет за их пределами все, что не удовлетворяет его концепции. Вспомним дискуссию Филипа и директора. Она, как раз, в том числе и об этом.

2.Для документалиста, как и для журналиста, живые люди это рабочий материал и «хлеб». Он неизбежно использует их, выстраивая с их помощью дорогу к профессиональному успеху, славе и признанию. До самих людей, по большому счету, ему дела нет. Эта сторона вопроса выражена в герое Витека, помощника Филипа. Для него кино – это шанс выбиться в люди, уехать в большой город и «никогда оттуда не возвращаться». Характерна сцена, в которой герои смотрят по ТВ снятый ими фильм об одном из работников фабрики — карлике Вавжинце — в его квартире. Витек вскакивает, говорит тост, обещает, что это только начало, что они еще «всем покажут». Какое ему дело до Вавжинца, который в середине просмотра от избытка чувств вышел из комнаты и еще не вернулся? Да никакого. Или посмотрим на другую сцену, в которой Филип засвечивает пленку. Реакция Витека – бурное негодование, ругань. Возмущается ли он оттого, что им не удастся донести «правду»? Нет, он расстроен, потому что эта пленка была их билетом на ТВ, и теперь все пропало.

И так, документалист использует живых людей, как глину или другой строительный материал, и относится к ним соответствующе. Но, вместе с тем, то, что он делает (учитывая п.1) самым серьезным образом может повлиять и влияет на жизнь его героев.  Имеет ли он право выставлять кого-то в дурном свете, осрамить на всю страну, сделать посмешищем (вольно или невольно), эксплуатировать человеческие чувства ради самореализации, зарплаты, известности или награды фестиваля?  Для Кесьлевского это были серьезные вопросы. И он решил их для себя предельно честно и радикально —  уйдя в художественное кино.

Так поступил и главный герой, Филип, в конце картины, символически наведя камеру на себя. Он не отказывается снимать кино. Но вместо того, чтобы вмешиваться в чужие судьбы, судить о том, о чем не знает — он обращается к себе, своему внутреннему миру, к своему личному  опыту, т.е. к тому, что и составляет основу художественного произведения, которое априори является субъективным и не может претендовать на истину.

Финальная сцена

Полифем, Акид и Галатея (+18) — мультфильм Анатолия Петрова

Полифем, Акид и Галатея

Давно смотрел по ТВ этот мультфильм. Потом стал искать его, но найти не мог. И вот, удача. Сам нашелся) Называется «Полифем, Акид и Галатея».
Автор — известный отечественный мультипликатор Анатолий (не путать с Александром Петровым!) Петров. Своей живописностью его техника может показаться похожей на стиль Александра Петрова. Но, на самом деле, режиссеры преследовали разные художественные задачи и по-разному их добивались. Анатолий Петров стремился воспроизвести на экране эффект трехмерного изображения. И ему это во многом удавалось ценой кропотливой и сложной работы.

Сюжет основан на древнегреческих мифах. Дата выхода — 1995 год. 18+

Висла: фестиваль польских фильмов (19-26 мая)

WP_20160521_00120160521013726

В Москве стартовал ежегодный фестиваль польских фильмов «Висла». Даты проведения: 19-26 мая.

Для меня в этом году программа особенно интересна, т.к. она включает в себя ретроспективу фильмов Кшиштофа Кесьлевского. Будут показаны фильмы: Кинолюбитель и трилогия «Три цвета»: Синий, Белый, Красный.

Место проведения: кинотеатр Иллюзион и Пять звезд на Павелецкой. Вход свободный! В Иллюзионе можно обойтись без билетов. А вот на Павелецкой будьте бдительны. В прошлом году надо было внизу взять бесплатный билет, чтобы попасть на сеанс. Многие этого не знали, в результате кино пришлось смотреть стоя (например, мне)).

Расписание — http://www.festiwalwisla.pl/2016/program-ru

Бесогон: Россия между прошлым и будущим

бесогон

«Бесогон: Россия между прошлым и будущим» — это сборник публицистики Никиты Михалкова по мотивам его одноименной передачи «Бесогон». Впервые тема его книги не кино, а политика и только политика. Фактически тексты сборника – это расшифровка наиболее популярных выпусков «Бесогона». Отсюда проистекают слабые и сильные стороны. Зачастую хороший писатель – плохой оратор. И наоборот. Михалков – блестящий оратор и мастер визуального искусства. Он может без труда легко овладеть вниманием публики. Но систематическое изложение своих взглядов на бумаге – не его конек. Тем более, если это литературно причесанная расшифровка живой речи. Там где в видео-выпусках Бесогона работают артикуляция, интонация, модуляция голоса, мимика, энергетика и харизма, картинка и музыка, наконец, — в тексте остаются голые слова, теряющие свою убедительность. Поэтому читать Бесогон не так интересно, как смотреть.

Теперь о сильных сторонах. Многие выпуски Бесогона включают в себя обширное цитирование классиков и современных публицистов. В книге эти цитаты приведены полностью, в оригинале и их можно вдумчиво прочесть, перечитать, «пощупать», сделать закладочку и проч.

Больше всего мне понравились две главы про либерализм. В первой Михалков цитирует русских классиков: Чичерина, Достоевского, Ильина, Лескова… Читая их мысли, складывается впечатление, что они их писали не сто и больше лет назад, а сегодня, имея в виду современных «либеральных» деятелей. Ничего не изменилось.

Вот, например, что говорил Б.Н. Чичерин о либералах более 150 лет назад:

В практической жизни оппозиционный либерализм держится тех же отрицательных правил. Первое и необходимое условие — не иметь ни малейшего соприкосновения с властью, держаться как можно дальше от нее. Это не значит однако, что следует отказываться от доходных мест и чинов. Для природы русского человека такое требование было бы слишком тяжело. Многие и многие оппозиционные либералы сидят на теплых местечках, надевают придворный мундир, делают отличную карьеру, и тем не менее считают долгом, при всяком удобном случае бранить то правительство, которому они служат, и тот порядок, которым они наслаждаются. Но чтобы независимый человек дерзнул сказать слово в пользу власти, — Боже упаси! Тут поднимется такой гвалт, что и своих не узнаешь. Это — низкопоклонство, честолюбие, продажность. Известно, что всякий порядочный человек должен непременно стоять в оппозиции и ругаться.

За тем следует план оппозиционных действий. Цель их вовсе не та, чтобы противодействовать положительному злу, чтобы практическим путем, соображаясь с возможностью добиться исправления. Оппозиция не нуждается в содержании. Все дело общественных двигателей состоит в том, чтобы агитировать, вести оппозицию, делать демонстрации и манифестации, выкидывать либеральные фокусы, устроить какую-нибудь штуку кому-нибудь в пику, подобрать статью свода законов, присвоив себе право произвольного толкования, уличить квартального в том, что он прибил извозчика, обойти цензуру статейкою с таинственными намеками и либеральными эффектами, или еще лучше, напечатать какую-нибудь брань за границею, собирать вокруг себя недовольных всех сортов, из самых противоположных лагерей, и с ними отводить душу в невинном свирепении, в особенности же протестовать, протестовать при малейшем поводе и даже без всякого повода. Мы до протестов большие охотники. Оно, правда, совершенно бесполезно, но зато и безвредно, а между тем выражает благородное негодование и усладительно действует на огорченные сердца публики.

Во второй главе про либерализм Михалков дает слово самим либералам: шендеровичам, троицким, новодворским и гайдарам. Он приводит длинный ряд цитат этих господ о русском народе. А в конце прибавляет еще три цитаты: одну из немецкой брошюрки 1942 года «Недочеловек», другую из уст Гиммлера, а третью — Геббельса. И, вы знаете, без указания авторства слов сложно определить, где говорит современный российский либерал, а где нацист.

Так же весьма интересным получился раздел об Украине. А точнее то место, где приводятся выдержки из интервью с исполнительным директором «Института глобальных перспектив» при Колумбийском университете, профессором Полом Кристи, в котором излагается интересное мнение об истинных целях конфликта на Украине – «развод» Европы и России, разрушение экономических связей и втягивание ЕС в соглашение о свободной торговле с США.

А как вам эта цитата из статьи Ивана Ильина из далекого 1948 года?

Чтобы наглядно вообразить Россию в состоянии этого длительного безумия, достаточно представить себе судьбу «самостийности Украины».

Этому «государству» придется прежде всего создать новую оборонительную линию от Овруча до Курска и далее через Харьков на Бахмут и Мариуполь. Соответственно, должны будут «ощетиниться» фронтом против Украины и Великороссия, и Донское Войско. Оба соседних государства будут знать, что Украина опирается на Германию и является ее сателлитом и что в случае новой войны между Германией и Россией немецкое наступление пойдет с самого начала от Курска на Москву, от Харькова на Волгу и от Бахмута и Мариуполя на Кавказ. Это будет новая стратегическая ситуация, в которой пункты максимального доныне продвижения германцев окажутся их исходными пунктами.

Нетрудно представить себе и то, как к этой новой стратегической ситуации отнесутся Польша, Франция, Англия и Соединенные Штаты; они быстро сообразят, что признать самостийную Украину — значит отдать ее германцам (т. е. признать Первую и Вторую мировые войны проигранными!) и снабдить их не только южнорусским хлебом, углем и железом, но и уступить им Кавказ, Волгу и Урал.

Поразительно, не правда ли?

Вот в этом основная ценность данного издания. Это своего рода путеводитель по истории русской мысли, иллюстрация ее непреходящей ценности и актуальности. Для человека мало знакомого с данной темой, это послужит первой ступенью для дальнейшего самостоятельного ознакомления с классиками.

Качество издания
Бумага – газетная, но вполне приличного качества. Присутствует множество иллюстраций, напечатанных так же на газетной бумаге. Опечаток не встречал.

Оглавление:

Пример страницы с иллюстрацией:

михалков

Главная сила в человеке — это сила духа (Юрий Гагарин)

Укрощение огня

Так говорил наш Юрий Гагарин. «Главная сила в человеке — это сила духа». А кадр из фильма «Укрощение огня».

Эннио Морриконе: Я не люблю кошек!

8529

Это смелое заявление маэстро Эннио Морриконе сделал в интервью газете The Guardian. И теперь я зауважал этого прекрасного человека еще больше. Ибо сегодня сказать, что ты не любишь кошек — это все равно, что выступить против тоталитаризма, однополых браков и певицы Джамалы.

А теперь все интервью в моем переводе:
Я становлюсь все более и более беспокойным. Даже несмотря на то, что сегодня я стал более уверенным в себе, моя необходимость самосовершенствоваться и делать все лучше – сильнее этого. Может показаться, что я постоянно нахожусь в тревоге и озабочен чем-то – так и есть. Моя работа налагает на меня большую ответственность.

Мое детство было тяжелым. Я рос в Риме во время Второй мировой войны. Вначале город был оккупирован немцами, потом союзниками. Иногда нам нечего было есть. После войны я узнал все те ужасные вещи, что происходили в те годы в других местах, и тогда понял, что был еще довольно счастлив.

Я рад наконец-то получить Оскар. Тарантино не показывал мне фильм, когда просил написать музыку для «Омерзительной восьмерки». Он просто прислал мне сценарий на итальянском. Мне и моей жене он понравился, поэтому я ответил «да».

Встреча с моей женой Марией и женитьба на ней – самые романтичные моменты в моей жизни. Она была подругой одной из моих сестер. Мы женаты 60 лет. Когда мне было 40, я сказал ей, что покончу с музыкой и посвящу свое время тому, что я называю «абсолютной музыкой». То же самое я сказал ей и в 50 лет, в 60, 70, 80. Может быть, когда мне исполнится 90 лет, я, наконец, выполню обещание и перестану писать музыку.

Я не люблю кошек. Я люблю лошадей, некоторых обезьян, милых, неагрессивных собак. Раньше у меня была большая прекрасная кошка. Однажды я пришел на кухню и увидел ее на столе, поедающую всю еду, которую мы себе приготовили. Я был так раздражен, что взял ее и отвез друзьям в деревню.

Серджио Леоне не сразу меня узнал. Один год мы с ним вместе учились в школе, когда были молодыми. Но когда он пришел, чтобы предложить мне написать музыку для его вестерна «За пригорошню долларов», он не знал, что я был тем самым Морриконе из школы. Только потом мы это поняли, и тогда я согласился.

Моя любимая пицца – Наполетана: томаты, моцарелла и немного анчоусов. На тонком тесте.

Я не знаю ни одного имени поп-певца. Поп-музыка стандартизована. Она делается, чтобы удовлетворить как можно большую аудиторию. Я тоже стремлюсь писать для как можно более широкой аудитории, но когда вы слушаете мою музыку, вы понимаете, что я изучил и освоил всю историю музыки.

Иногда я говорю: «Нет, этого я делать не буду». Работать с итальянским режиссером Пьером Пало Пазолини было замечательно. Но вначале он попросил меня вместо сочинения оригинальной музыки – адаптировать классическую. Я отказался, и он сказал: «Хорошо, пиши музыку, какую хочешь, если вставишь мажорные тона куда-нибудь». Это было нечто вроде суеверия, поэтому я пошел ему на встречу.

Я просыпаюсь ложусь спать  рано. Мой обычный распорядок: начинаю день с упражнений, затем читаю газету. К 9 утра я уже начинаю писать музыку и продолжаю до ланча. Затем ланч с моей женой и беседа с ней. Потом – снова музыка.

Все мы умрем. Я не особенно этого боюсь. Чего я реально боюсь – умереть до моей жены. Я оставлю ее одну или наоборот. Идеально было бы умереть вместе.

Брат 2 — кадр из фильма

11_11 (2)

Брат 2: «Мы, гусские люди, дуг дуга не обманываем»

Когда в фильме проходной персонаж появляется на пару секунд и запоминается навсегда, «уходит в народ» — это и есть настоящее искусство. Знание людей, типажей, ощущение нерва эпохи, умение обобщить там, где это уместно. В современном авторском кино сложно не то, что проходного персонажа вспомнить, а вообще — «про что фильма»

Вышла новая книга Н. Михалкова «Бесогон»

Никита Михалков выпустил новую книгу со своей публицистикой. Материалы сборника основаны на выпусках передачи «Бесогон», кое название перекочевало и в печатную версию.

Купил, читаю. Ждите отчет)

UPD. Вот и сам обзор — https://kuzmaabrikosov.wordpress.com/2016/05/21/besogon-kniga/

Владимир Хотиненко снимает фильм про 1917 год

d0a5d0bed182d0b8d0bdd0b5d0bdd0bad0be

Режиссер Владимир Хотиненко во время передачи «Вечер с Владимиром Соловьевым» обмолвился, что снимает (или готовится к съемкам) фильм к грядущему юбилею событий 1917 года. Ни названия, ни подробностей сюжета он уточнять не стал.

Напомним, что Хотиненко уже обращался к данной теме в фильме «Гибель Империи».

Отслеживать

Настройте получение новых записей по электронной почте.

Присоединиться к ещё 41 подписчику